Главная \ Новости и обзор литературы

Польза пробиотиков при псориатическом артрите

« Назад

07.08.2020 01:58

Влияние пробиотических штаммов на активность заболевания и проницаемость кишечника при псориатическом артрите

  Области псориатического артрита (2)

Martin H Stradner et al.
Effects of Probiotic Strains on Disease Activity and Enteric Permeability in Psoriatic Arthritis–A Pilot Open-Label Study
Nutrients 2020, 12 (8), 2337

Резюме

(1) Предыстория: псориатический артрит (ПсА) - это болезненное заболевание суставов и позвоночника. В последних сообщениях отмечается отчетливый кишечный дисбактериоз при ПсА; считается, что прием пробиотических штаммов улучшает кишечный дисбактериоз. Если пробиотики эффективны при ПсА, то это неуловимо. (2) Методы: в этом пилотном открытом исследовании мы включили 10 пациентов с ПсА с низкой и средней активностью заболевания, которые получали пробиотики в течение 12 недель. Анализ фекального зонулина, α1-антитрипсина и кальпротектина, а также периферического иммунного фенотипирования проводили исходно, через 12 недель и через 12 недель после прекращения приема пробиотиков. (3) Результаты: у всех пациентов наблюдался повышенный уровень маркера кишечной проницаемости зонулина, который коррелировал с частотой периферических Th17-клеток. Кальпротектин, маркер воспаления кишечника, был повышен у 6 из 10 пациентов. Прием пробиотиков приводил к снижению активности заболевания и проницаемости кишечника. Эти эффекты, однако, не были поддержаны после прекращения приема пробиотиков. (4) Выводы: пациенты с ПсА страдают от повышенной кишечной проницаемости и воспаления. Пробиотики могут улучшить активность ПсА-заболевания, нацеливаясь на эти изменения.

1. Введение

Псориатический артрит (ПсА) является наиболее распространенным сопутствующим заболеванием псориаза, поражающим одну треть пациентов. Заболевание характеризуется болезненным и часто приводящим к инвалидности воспалением суставов, энтезов (соединений сухожилия с костью – ред.) и позвоночника [1]. ПсА принадлежит к семейству спондилоартритов, которые имеют общие черты с анкилозирующим спондилитом, реактивным артритом и энтеропатическим артритом. Патофизиологически ПсА был связан с бактериальными триггерами; У моделей трансгенных HLA-B27-крыс ПсА не вызывает заболевания в среде, свободной от микробов [2]. Точно так же у SKG-мышей развивается ПсА-подобное заболевание в зависимости от наличия бактериальной колонизации или инъекции β-гликана, полисахарида, обнаруженного в стенках бактериальных и грибковых клеток. В этой модели CD4+ Т-клеточные иммунные ответы и интерлейкин-17 (IL-17) участвуют в развитии артрита [3, 4]. Интересно, что IL-17, секретирующий CD4+ Т-клетки (Th17), физиологически борется с бактериальными и грибковыми инфекциями. Более того, блокирование IL-17 моноклональными антителами является эффективным средством лечения псориаза и ПсА [5]. Клетки Th17 кишечника можно подавлять или индуцировать в зависимости от состава микробиоты кишечника и производимых ими метаболитов. Короткоцепочечные жирные кислоты (SCFAs), выделяемые видами Faecalibacterium, Ruminococcus и Akkermansia, подавляют выработку IL-17 и индуцируют противовоспалительные регуляторные Т-клетки (Treg) [6]. Сообщалось о снижении частоты встречаемости видов Ruminococcus и Akkermansia в подвздошной кишке пациентов с ПсА по сравнению с пациентами с псориазом без поражения суставов и здоровыми людьми из контрольной группы [7]. Кишечный дисбактериоз наблюдался также при анкилозирующем спондилите и энтеропатическом артрите [8, 9]. Гистологический анализ биопсии, полученной из подвздошной кишки этих пациентов, выявил подавление эпителиальных плотных контактов, связанных с бактериальной инвазией в слизистую оболочку, и повышенную экспрессию зонулина, белка, регулирующего кишечные плотные контакты и, следовательно, проницаемость кишечника.

Дисбактериоз кишечника может быть улучшен диетическими мерами, трансплантацией стула или приемом пробиотических штаммов [10, 11]. Пероральное введение пробиотических штаммов бифидобактерий и лактобактерий значительно улучшило псориатические поражения кожи по сравнению с плацебо в рандомизированном контролируемом исследовании [12]. Основываясь на этих данных, мы предполагаем, что пробиотические штаммы могут изменять дисбактериоз при ПсА, приводя к улучшению активности заболевания. Здесь мы приводим доказательства кишечного воспаления и проницаемости слизистой оболочки. В открытом пилотном исследовании введение пробиотических штаммов в течение 12 недель улучшило признаки воспаления и проницаемость кишечника и привело к значительному снижению активности заболевания.

2. Материалы и методы

2.1. Популяция исследования

Это открытое пилотное исследование проводилось с декабря 2018 г. по декабрь 2019 г. Совет по этике Медицинского университета Граца одобрил протокол исследования. Пациентов, посещающих поликлинику ревматологии, просили принять участие в исследовании, если они соответствовали критериям включения: (1) Диагноз ПсА, диагностированный ревматологом и удовлетворяющий критериям CASPAR, (2) Низкая или умеренная активность заболевания, (3) Возраст старше 18 лет, (4) Стабильная иммуномодулирующая терапия более 3 месяцев. Критериями исключения были: (1) Бариатрическая хирургия в анамнезе, (2) Использование других пробиотических препаратов, (3) Терапия антибиотиками в течение последнего месяца перед включением, (4) Воспалительное заболевание кишечника, (5) Острый инфаркт миокарда или декомпенсированная сердечная недостаточность. в течение последних 3 месяцев, (6) Инсульт в течение последних 3 месяцев, (7) Злокачественная опухоль в анамнезе или любое другое состояние или обстоятельство, которые могут повлиять на способность пациентов участвовать в протоколе, (8) Беременность. Критериями исключения из исследования были серьезные побочные эффекты, изменение фонового лечения и другие отклонения от протокола. Информированное согласие было получено от всех людей до начала исследования.

2.2. Процедура

С исходного уровня до 12 недели все пациенты получали 3 г пробиотического порошка, растворенного в водопроводной воде, один раз в день, содержащего кукурузный крахмал, мальтодекстрин, фруктоолигосахарид P6, инулин P2, растительный белок и девять бактериальных штаммов Lactobacillus и Bifidobacterium, содержащих не менее 7,5 миллиардов организмов на порцию (OMNi-BiOTiC® STRESS Repair, Institut Allergosan, Грац, Австрия; подробные сведения о составе см. в дополнительной таблице S1). Все штаммы имеют сертификаты безопасности, признанные Европейским управлением безопасности пищевых продуктов. Анамнез, клинические осмотры, оценка активности болезни по модифицированной шкале активности псориатического артрита (mPASDAS) [13,14], образцы крови и стула были взяты на исходном уровне, через 12 и 24 недели. Телефонные интервью были проведены через 6 недель, чтобы убедиться в соблюдении режима лечения и выявить возможные побочные эффекты. Первичной конечной точкой исследования была активность заболевания, чтобы рассчитать размер выборки для будущего рандомизированного контролируемого исследования. Вторичные конечные точки были исследовательскими и включали уровни фекального кальпротектина, зонулина и α1-антитрипсина, плазменного sCD14 и LPS-связывающего белка, а также анализ субпопуляций Т- и В-клеток в периферической крови.

2.3. Иммуноферментный анализ

Образцы фекалий собирали и хранили при -80 °C до анализа. Концентрации кальпротектина, α1-антитрипсина и зонулина определяли с помощью наборов для твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА или англ. ELISA) (Immundiagnostik AG, Бенсхайм, Германия, K 6927 (кальпротектин); K 6750 (α1-антитрипсин); K 5600 (зонулин)). Все анализы проводились в соответствии с инструкциями производителя. Образцы считывали на микропланшете-ридере (Dynex, Chantilly, США, DSX) при 450 нм. Стандартные кривые и расчеты основаны на 4-параметрической логистической регрессии (4PL). Все измерения проводились в двух экземплярах.

Образцы плазмы хранили при -80 °C до анализа. Концентрации sCD14 и LBP определяли с помощью наборов для ИФА (R&D systems, Abington, Великобритания и Hycult biotech, Уден, Нидерланды). Все анализы проводились в соответствии с инструкциями производителя. Все измерения проводились в двух экземплярах.

2.4. Проточная цитометрия

FACS-анализ субпопуляций Т- и В-клеток проводили, как описано ранее [15]. Вкратце, эритроциты лизировали и лейкоциты инкубировали с антителами против CD3 (Becton Dickinson, Сан-Диего, США), CD4, CD8, CD28, CD31, CD45, CD45RO (все Beckman Coulter, Brea; США), CD19, CD197 / CCR7, CD127, CD183 / CXCR3, CD196 / CCR6, CD194 / CCR4 (все биотех. Miltenyi, Бергиш-Гладбах, Германия) и CD38 и CD45RA (Becton Dickinson) для фенотипирования Т-клеток и CD19, CD21, CD24, CD27, CD38 IgD и IgM (все Miltenyi biotech) для фенотипирования В-клеток. Для внутриклеточного окрашивания Ki-67 (Becton Dickinson) клетки пермеабилизировали с помощью реагентов IntraPrep (Beckman Coulter; Brea, США) и измеряли в течение 2 часов. Эти анализы были выполнены на FACS Canto II (Becton Dickinson) с использованием программного обеспечения FACS Diva и FlowJo (Becton Dickinson).

2.5. Статистика

Все статистические анализы были выполнены с использованием SPSS, v23.0 (Чикаго, Иллинойс, США). Все данные представлены в виде медианы (диапазона), и мы использовали U-критерий Манна-Уитни для независимых или критерий Вилкоксона для зависимых сравнений. Корреляция между переменными определялась коэффициентом ранговой корреляции Спирмена.

3. Результаты

В исследование были включены десять пациентов. Клинические характеристики описаны в таблице 1. Согласно шкале mPASDAS, у четырех пациентов была низкая, а у шести пациентов - умеренная активность заболевания. Трое пациентов не завершили исследование: один пациент отказался от продолжения приема пробиотиков через 20 дней из-за метеоризма. У двух пациентов фоновое лечение было изменено в течение первых 12 недель, что привело к отклонению и исключению протокола. Поэтому данные этих пациентов анализировались только на исходном уровне. На протяжении всего исследования серьезных побочных эффектов не наблюдалось.

Таблица 1. Характеристики пациента.

n = 10
Возраст при включении, лет, медиана (диапазон)
58 (51–72)
Продолжительность заболевания, годы, медиана (диапазон)
11 (2–33)
Женский пол, n
7
Текущий курильщик, n
3
Анти-TNFn
3
Анти-IL-17n (%)
2
2
НПВПn (%)
5
PASI, медиана (диапазон)
0.3 (0–4.2)
mPASDAS, медиана (диапазон)
3.9 (2.51–4.53)

НПВП, нестероидный противовоспалительный препарат; PASI, индекс площади и тяжести псориаза; mPASDAS, модифицированный показатель активности заболевания псориатическим артритом.

3.1. Прием пробиотиков снижает активность заболевания у пациентов с псориатическим артритом

Все больше данных, полученных в результате исследований на животных и людях, показали терапевтическую и профилактическую эффективность приема пробиотиков при ряде заболеваний, включая воспалительные и аутоиммунные заболевания, а также инфекции и рак [16,17,18].

Анализируя первичную конечную точку этого исследования, мы наблюдали, что активность заболевания у пациентов с ПсА значительно снизилась после приема пробиотиков (рис. 1А и дополнительная таблица S2). У трех пациентов со средней активностью заболевания активность болезни изменилась на низкую. Эти данные позволят рассчитать размер выборки для рандомизированного плацебо-контролируемого исследования. Интересно, что изменение активности заболевания коррелировало с частотой периферических клеток Th17 на исходном уровне (рис. 1B), предполагая, что низкие уровни клеток Th17 связаны с лучшим ответом на прием пробиотиков. Обработка пробиотиками не влияла на частоту общих или пролиферирующих периферических клеток Th17, а также клеток Th1, Th2 и Treg.

Рисунок 1. Лечение пробиотиками снижает активность заболевания

Рисунок 1. Лечение пробиотиками снижает активность заболевания. Графики показывают (A) оценку mPASDAS на исходном уровне (0) и на 12 неделе лечения пробиотиками; (B) Корреляция изменения PASDAS от исходного уровня до 12 недели с частотами клеток Th17 (справа).

3.2. Проницаемость кишечника повышается у пациентов с ПсА

Открытие межклеточных плотных контактов в желудочно-кишечном тракте и, таким образом, повышение кишечной проницаемости может действовать как спусковой механизм для таких заболеваний, как болезнь Крона или ВЗК. [19] Кроме того, на проницаемость кишечника, вероятно, влияет микробиом кишечника [20]. Учитывая выраженный микробный дисбактериоз, зарегистрированный у пациентов с ПсА [7], мы хотели определить, изменилась ли проницаемость кишечника в нашей группе пациентов. Поэтому мы измерили фекальные маркеры зонулина и α1-антитрипсина. Уровни фекального зонулина превышали верхний предел нормы (50 нг / мл) у всех пациентов, тогда как аномально высокие уровни α1-антитрипсина были обнаружены у 60% пациентов (рис. 2А).

Кишечная проницаемость увеличивается у пациентов с ПсА и улучшается при приеме пробиотиков

Рис. 2. Кишечная проницаемость увеличивается у пациентов с ПсА и улучшается при приеме пробиотиков. (A) Тепловая карта, показывающая слишком низкий (темно-синий), нормальный (голубой) и слишком высокий (розовый) уровни маркеров проницаемости кишечника (зонулина и α1-антитрипсина) и воспаления кишечника (кальпротектин) у пациентов с ПсА; Графики показывают (B) фекальные концентрации зонулина (слева) и α1-антитрипсина (справа); (C) фекальные концентрации кальпротектина на исходном уровне (0) и на 12 неделе лечения пробиотиками.

Чтобы определить, связана ли кишечная проницаемость с воспалением кишечника, мы также проверили образцы фекалий на уровень кальпротектина, белка, который высвобождается из нейтрофилов при активации. Опять же, мы наблюдали, что 60% пациентов показали повышенный уровень фекального кальпротектина (рис. 2А). Интересно, что 5 из этих 6 пациентов также имели повышенный уровень α1-антитрипсина. В совокупности эти данные предполагают, что пациенты с ПсА страдают от повышенной кишечной проницаемости и воспаления.

Ранее сообщалось, что штаммы Bifidobacterium и Lactobacillus полезны для кишечного гомеостаза микробиома [21,22,23]. Поэтому мы оценили потенциал пробиотиков в улучшении повышенной кишечной проницаемости, наблюдаемой в нашей группе пациентов.

Мы заметили значительное снижение фекального зонулина в нашей группе пациентов после приема пробиотиков (рис. 2В). С другой стороны, уровни α1-антитрипсина в целом остались неизменными, но пациенты с высокими уровнями показали снижение после лечения, что свидетельствует о положительном влиянии приема пробиотиков на проницаемость кишечника. Кроме того, мы наблюдали значительное снижение уровня кальпротектина в кале и снижение у пациентов с аномально высокими уровнями кальпротектина до 33%, что указывает на уменьшение воспаления кишечника (рис. 2С). Следует отметить, что изменение активности заболевания коррелировало с исходными уровнями фекального зонулина (рис. 3А), что указывает на то, что низкие уровни зонулина связаны с лучшим ответом на прием пробиотиков.

Проницаемость кишечника является прогностическим фактором эффекта пробиотиков

Рис. 3. Проницаемость кишечника является прогностическим фактором эффекта пробиотиков. Графики показывают (A) корреляцию изменения PASDAS от исходного уровня до 12 недели с зонулином; (B) корреляции зонулина с частотой клеток Th17 (слева) и Treg (справа).

3.3. Проницаемость кишечника связана с иммунным ответом, связанным с Th17

Затем мы хотели выяснить, связаны ли наблюдаемые изменения с иммунологическими параметрами на периферии. Следует отметить, что уровни фекального зонулина коррелировали с частотой периферических клеток Th17, но не Th1, Th2 или регуляторных Т-клеток (Tregs) (рис. 3B), что позволяет предположить, что повышенная проницаемость кишечника вызывает иммунные ответы периферических клеток Th17 или наоборот. Пролиферирующие клетки Ki67+ Th17 также коррелировали с оценкой активности заболевания mPASDAS (corrcoeff = 0,745, p = 0,013), и наблюдалась тенденция корреляции с уровнями калпротектина в качестве маркера воспаления кишечника (corrcoeff = 0,576, p = 0,082).

Кроме того, нас интересовали белки, связанные с LPS-ответом, липополисахарид-связывающий белок (LBP) и растворимый CD14 (sCD14). Концентрация обоих веществ в плазме не коррелировала с активностью заболевания, маркерами проницаемости кишечника или воспалением кишечника. Однако уровни LBP и sCD14 в плазме достоверно коррелировали с частотой периферических клеток Th1 (LBP: corrcoeff = 0,697, p = 0,025; sCD14: corrcoeff = 0,636, p = 0,048). Кроме того, концентрации LBP и sCD14 оставались неизменными после приема пробиотиков, что позволяет предположить, что LBP и sCD14 не зависят от изменений проницаемости кишечника и воспаления.

3.4. Эффекты пробиотиков не являются длительными

Через 12 недель прием пробиотиков был прекращен. Мы провели контрольный визит еще через 12 недель, чтобы изучить долгосрочные эффекты лечения.

Уровни фекального зонулина увеличились в ответ на прекращение лечения пробиотиками у 3 из 5 пациентов с ПсА (рис. 4А), что позволяет предположить, что влияние приема пробиотиков на проницаемость кишечника может быть непродолжительным. Анализируя маркер воспаления кишечника кальпротектин, мы заметили, что у 4 из 5 пациентов с ПсА были повышенные уровни по сравнению с 12-й неделей (рис. 4В). 5 из 6 пациентов с ПсА имели аномально высокие уровни фекального кальпротектина на 24 неделе по сравнению с 2 из 6 пациентов на 12 неделе.

Эффекты пробиотиков

Рисунок 4. Эффекты пробиотиков непродолжительны. Графики показывают (А) фекальные концентрации зонулина (слева) и α1-антитрипсина (справа); (B) концентрации кальпротектина в кале; (C) оценка mPASDAS на исходном уровне, на 12 и 24 неделе после прекращения лечения пробиотиками; (D) Корреляция изменения PASDAS с 12 по 24 неделю с частотой Treg.

Следовательно, 4 из 6 пациентов с ПсА показали усиление активности заболевания в соответствии с их оценкой mPASDAS (рис. 4C), что привело к изменению категории заболевания с низкой на среднюю для двух пациентов. Интересно, что изменение mPASDAS положительно коррелировало с частотой периферических Treg на 12-й неделе, показывая, что пациенты с ухудшением имели более высокие уровни регуляторных клеток (рис. 4D).

4. Дискуссия

В этом пилотном исследовании мы обнаружили доказательства повышенной проницаемости кишечника и воспаления у пациентов с ПсА. Прием пробиотических штаммов приводил к снижению проницаемости кишечника и, что более важно, к улучшению активности заболевания. Эти эффекты, однако, не были продолжительными после прекращения лечения. Эти предварительные данные демонстрируют необходимость проведения расширенных клинических испытаний для оценки эффективности приема пробиотиков в отношении модуляции активности болезни, связанной с псориазом.

Накапливающиеся данные связывают кишечную микробиоту с воспалением. Дисбактериоз кишечника считается потенциальным фактором риска хронического воспаления даже в отдаленных местах, таких как сустав [24]. Уже в 1996 г. была проведена плодотворная работа по оценке роли микробиома кишечника в развитии артрита, а также колита на модели трансгенных HLA-B27-крыс [2]. С тех пор большое количество исследований способствовало установлению связи микробного дисбактериоза кишечника и чрезмерного иммунного ответа в собственной пластинке кишечника, что впоследствии привело к системному воспалению и, наконец, к заболеванию суставов. В недавних исследованиях сообщалось, что ПсА-подобная патология кишечника и суставов не развивается в стерильных условиях, как показано у SKG и TNFΔARE / + мышей [4,25]. Более того, у пациентов с ПсА было обнаружено состояние микробного дисбиоза [7,26]. Scher et al. сообщили об отчетливом снижении количества Ruminococcus и A. municiphila среди других 16 ​​пациентов с ПсА [7]. Интересно, что аналогичные результаты были обнаружены у пациентов, страдающих ВЗК, что указывает на общий механизм [27]. Некоторые виды Ruminococcus, а также A. municiphila являются кишечными симбионтами, разрушающими слизь, которые превращают муцин в короткоцепочечные жирные кислоты (SCFAs). В элегантном исследовании сообщалось, что SCFAs являются мощными иммуномодуляторами, подавляя клетки Th17 и аутоиммунитет [28]. Интересно, что мы наблюдали, что возникновение периферических клеток Th17 значительно коррелировало с маркером проницаемости кишечника зонулином, который, вероятно, зависит от состава микробиома. Считается, что продуцирующие IL-17 клетки являются основным фактором патологии ПсА, и терапия против IL-17 является успешным вариантом лечения [5]. Впоследствии представляется возможным, что бактериальные антигены или кросс-реактивные Т-клетки, активированные в кишечнике, являются хозяевами сустава. Однако точные иммунологические механизмы, связывающие воспаление кишечника и суставов, полностью не изучены.

Мы обнаружили заметное повышение фекального зонулина у всех наших пациентов. В соответствии с этими данными, повышенная экспрессия зонулина наблюдалась также при других заболеваниях спектра ПсА, таких как анкилозирующий спондилит и энтеропатический артрит [8,9]. Интересно, что биопсия подвздошной кишки у пациентов с энтеропатическим артритом показала более выраженную бактериальную инфильтрацию, повреждение эпителия и проницаемость слизистой оболочки, чем у пациентов с одним воспалительным заболеванием кишечника. Таким образом, повышенная кишечная проницаемость может способствовать развитию ПсА. В нашем исследовании прием пробиотиков значительно снизил уровень зонулина. Подобные результаты наблюдались у пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера [29]. У наших пациентов клинический ответ на пробиотики обратно коррелировал с уровнем зонулина и частотой клеток Th17 на исходном уровне. Мы предполагаем, что короткий курс пробиотиков, вероятно, может восстановить барьерную функцию у пациентов с ПсА с умеренно повышенной кишечной проницаемостью, тогда как пациентам с более выраженными изменениями может потребоваться более длительное лечение пробиотиками, чем всего 12 недель.

Это исследование имеет ограничения: это открытое пилотное исследование с одной группой на небольшом количестве пациентов с ПсА, что ограничивает клинические выводы. На основе результатов этого исследования проводится более крупное рандомизированное контролируемое исследование с достаточной мощностью, чтобы оценить клиническую эффективность пробиотиков при ПсА. Кроме того, мы проводили фенотипирование Т- и В-клеток только из цельной крови. Изменения частоты и функции кишечных и синовиальных иммунных клеток, вероятно, увеличили бы значимость результатов.

В совокупности это исследование показывает повышенную проницаемость кишечника у пациентов с псориатическим артритом. Прием пробиотиков привел к улучшению (снижению) проницаемости кишечника и снижению активности заболевания, что позволяет предположить, что пробиотики могут быть полезны для пациентов с ПсА в дополнение к традиционной терапии.

Дополнительный материал

Следующие материалы доступны в интернете по адресу https://www.mdpi.com/2072-6643/12/8/2337/s1, таблица S1: бактериальный состав OMNi-BiOTiC® STRESS Repair, таблица S2: данные элементов оценки mPASDAS на исходном уровне, а также на 12-й и 24-й неделях.

Дополнительно по теме артрита см.:

  1. Биопленки кишечных микросимбионтов у детей с реактивным артритом
  2. Макро- и микронутриенты, а также пробиотики при лечении псориаза
  3. Микробиом полости рта, кишечника и артрит
  4. Олигофруктоза может защитить от Остеоартрита
  5. Пробиотики облегчают состояние больных энтезит-ассоциированным артритом
  6. Причину ревматоидного артрита нашли в кишечной микрофлоре
  7. Есть ли связь между артритом и микрофлорой кишечника?
  8. Микробиомная ассоциация с воспалением и болью коленного сустава

Литература

  1. Ritchlin, C.T.; Colbert, R.A.; Gladman, D.D. Psoriatic arthritis. N. Engl. J. Med. 2017, 376, 957–970. [Google Scholar] [CrossRef]
  2. Rath, H.C.; Herfarth, H.H.; Ikeda, J.S.; Grenther, W.B.; Hamm, T.E.; Balish, E.; Taurog, J.D.; Hammer, R.E.; Wilson, K.H.; Sartor, R.B. Normal luminal bacteria, especially bacteroides species, mediate chronic colitis, gastritis, and arthritis in HLA-B27/human β2 microglobulin transgenic rats. J. Clin. Investig. 1996, 98, 945–953. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  3. Maeda, Y.; Kurakawa, T.; Umemoto, E.; Motooka, D.; Ito, Y.; Gotoh, K.; Hirota, K.; Matsushita, M.; Furuta, Y.; Narazaki, M.; et al. Dysbiosis Contributes to Arthritis Development via Activation of Autoreactive T Cells in the Intestine. Arthritis Rheumatol. 2016, 68, 2646–2661. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  4. Rehaume, L.M.; Mondot, S.; Aguirre De Cárcer, D.; Velasco, J.; Benham, H.; Hasnain, S.Z.; Bowman, J.; Ruutu, M.; Hansbro, P.M.; McGuckin, M.A.; et al. ZAP-70 genotype disrupts the relationship between microbiota and host, leading to spondyloarthritis and ileitis in SKG mice. Arthritis Rheumatol. 2014, 66, 2780–2792. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  5. Mease, P.; Van Der Heijde, D.; Landewé, R.; Mpofu, S.; Rahman, P.; Tahir, H.; Singhal, A.; Boettcher, E.; Navarra, S.; Meiser, K.; et al. Secukinumab improves active psoriatic arthritis symptoms and inhibits radiographic progression: Primary results from the randomised, double-blind, phase III FUTURE 5 study. Ann. Rheum. Dis. 2018, 77, 890–897. [Google Scholar] [CrossRef]
  6. Zhang, M.; Zhou, Q.; Dorfman, R.G.; Huang, X.; Fan, T.; Zhang, H.; Zhang, J.; Yu, C. Butyrate inhibits interleukin-17 and generates Tregs to ameliorate colorectal colitis in rats. BMC Gastroenterol. 2016, 16, 1–9. [Google Scholar] [CrossRef]
  7. Scher, J.U.; Ubeda, C.; Artacho, A.; Attur, M.; Isaac, S.; Reddy, S.M.; Marmon, S.; Neimann, A.; Brusca, S.; Patel, T.; et al. Decreased bacterial diversity characterizes the altered gut microbiota in patients with psoriatic arthritis, resembling dysbiosis in inflammatory bowel disease. Arthritis Rheumatol. 2015, 67, 128–139. [Google Scholar] [CrossRef]
  8. Zhang, L.; Hu, Y.; Xu, Y.; Li, P.; Ma, H.; Li, X.; Li, M. The correlation between intestinal dysbiosis and the development of ankylosing spondylitis. Microb. Pathog. 2019, 132, 188–192. [Google Scholar] [CrossRef]
  9. Ciccia, F.; Guggino, G.; Rizzo, A.; Alessandro, R.; Luchetti, M.M.; Milling, S.; Saieva, L.; Cypers, H.; Stampone, T.; Di Benedetto, P.; et al. Dysbiosis and zonulin upregulation alter gut epithelial and vascular barriers in patients with ankylosing spondylitis. Ann. Rheum. Dis. 2017, 76, 1123–1132. [Google Scholar] [CrossRef]
  10. Wischmeyer, P.E.; McDonald, D.; Knight, R. Role of the microbiome, probiotics, and “dysbiosis therapy” in critical illness. Curr. Opin. Crit. Care 2016, 22, 347–353. [Google Scholar] [CrossRef]
  11. Tsai, Y.L.; Lin, T.L.; Chang, C.J.; Wu, T.R.; Lai, W.F.; Lu, C.C.; Lai, H.C. Probiotics, prebiotics and amelioration of diseases. J. Biomed. Sci. 2019, 26, 1–8. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  12. Navarro-López, V.; Martínez-Andrés, A.; Ramírez-Boscà, A.; Ruzafa-Costas, B.; Núñez-Delegido, E.; Carrión-Gutiérrez, M.A.; Prieto-Merino, D.; Codoñer-Cortés, F.; Ramón-Vidal, D.; Genovés-Martínez, S.; et al. Efficacy and safety of oral administration of a mixture of probiotic strains in patients with psoriasis: A randomized controlled clinical trial. Acta Derm. Venereol. 2019, 99, 1078–1084. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  13. Perruccio, A.V.; Got, M.; Li, S.; Ye, Y.; Gladman, D.D.; Chandran, V. Development of a Modified Psoriatic Arthritis Disease Activity Score Using the Medical Outcomes Study Short Form 12 as a Measure of Quality of Life. Arthritis Care Res. 2020, 72, 577–582. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  14. Bosch, P.; Husic, R.; Ficjan, A.; Gretler, J.; Lackner, A.; Graninger, W.B.; Duftner, C.; Hermann, J.; Dejaco, C. Evaluating current definitions of low disease activity in psoriatic arthritis using ultrasound. Rheumatol. (UK) 2019, 58, 2212–2220. [Google Scholar] [CrossRef]
  15. Fessler, J.; Raicht, A.; Husic, R.; Ficjan, A.; Duftner, C.; Schwinger, W.; Dejaco, C.; Schirmer, M. Premature senescence of T-cell subsets in axial spondyloarthritis. Ann. Rheum. Dis. 2015. [Google Scholar] [CrossRef]
  16. Borchers, A.T.; Selmi, C.; Meyers, F.J.; Keen, C.L.; Gershwin, M.E. Probiotics and immunity. J. Gastroenterol. 2009, 44, 26–46. [Google Scholar] [CrossRef]
  17. Esmaeili, S.A.; Mahmoudi, M.; Momtazi, A.A.; Sahebkar, A.; Doulabi, H.; Rastin, M. Tolerogenic probiotics: Potential immunoregulators in Systemic Lupus Erythematosus. J. Cell. Physiol. 2017, 232, 1994–2007. [Google Scholar] [CrossRef]
  18. Hajavi, J.; Esmaeili, S.A.; Varasteh, A.R.; Vazini, H.; Atabati, H.; Mardani, F.; Momtazi-Borojeni, A.A.; Hashemi, M.; Sankian, M.; Sahebkar, A. The immunomodulatory role of probiotics in allergy therapy. J. Cell. Physiol. 2019, 234, 2386–2398. [Google Scholar] [CrossRef]
  19. Malíčková, K.; Francová, I.; Lukáš, M.; Kolář, M.; Králíková, E.; Bortlík, M.; Ďuricová, D.; Štěpánková, L.; Zvolská, K.; Pánková, A.; et al. Fecal zonulin is elevated in Crohn’s disease and in cigarette smokers. Pract. Lab. Med. 2017, 9, 39–44. [Google Scholar] [CrossRef]
  20. Asmar, R.E.l.; Panigrahi, P.; Bamford, P.; Berti, I.; Not, T.; Coppa, G.V.; Catassi, C.; Fasano, A. Host-dependent zonulin secretion causes the impairment of the small intestine barrier function after bacterial exposure. Gastroenterology 2002, 123, 1607–1615. [Google Scholar] [CrossRef]
  21. Rajilić-Stojanović, M.; Biagi, E.; Heilig, H.G.H.J.; Kajander, K.; Kekkonen, R.A.; Tims, S.; De Vos, W.M. Global and deep molecular analysis of microbiota signatures in fecal samples from patients with irritable bowel syndrome. Gastroenterology 2011, 141, 1792–1801. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  22. Heeney, D.D.; Gareau, M.G.; Marco, M.L. Intestinal Lactobacillus in health and disease, a driver or just along for the ride? Curr. Opin. Biotechnol. 2018, 49, 140–147. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  23. Zhang, Z.; Lv, J.; Pan, L.; Zhang, Y. Roles and applications of probiotic Lactobacillus strains. Appl. Microbiol. Biotechnol. 2018, 102, 8135–8143. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  24. Cua, D.J.; Sherlock, J.P. Gut microbiota strikes “back”. Nat. Med. 2011, 17, 1055–1056. [Google Scholar] [CrossRef]
  25. Schaubeck, M.; Clavel, T.; Calasan, J.; Lagkouvardos, I.; Haange, S.B.; Jehmlich, N.; Basic, M.; Dupont, A.; Hornef, M.; Von Bergen, M.; et al. Dysbiotic gut microbiota causes transmissible Crohn’s disease-like ileitis independent of failure in antimicrobial defence. Gut 2016, 65, 225–237. [Google Scholar] [CrossRef]
  26. Breban, M.; Tap, J.; Leboime, A.; Said-Nahal, R.; Langella, P.; Chiocchia, G.; Furet, J.P.; Sokol, H. Faecal microbiota study reveals specific dysbiosis in spondyloarthritis. Ann. Rheum. Dis. 2017, 76, 1614–1622. [Google Scholar] [CrossRef]
  27. Manichanh, C.; Rigottier-Gois, L.; Bonnaud, E.; Gloux, K.; Pelletier, E.; Frangeul, L.; Nalin, R.; Jarrin, C.; Chardon, P.; Marteau, P.; et al. Reduced diversity of faecal microbiota in Crohn’s disease revealed by a metagenomic approach. Gut 2006, 55, 205–211. [Google Scholar] [CrossRef]
  28. Luu, M.; Pautz, S.; Kohl, V.; Singh, R.; Romero, R.; Lucas, S.; Hofmann, J.; Raifer, H.; Vachharajani, N.; Carrascosa, L.C.; et al. The short-chain fatty acid pentanoate suppresses autoimmunity by modulating the metabolic-epigenetic crosstalk in lymphocytes. Nat. Commun. 2019, 10, 760. [Google Scholar] [CrossRef]
  29. Leblhuber, F.; Steiner, K.; Schuetz, B.; Fuchs, D.; Gostner, J.M. Probiotic Supplementation in Patients with Alzheimer’s Dementia—An Explorative Intervention Study. Curr. Alzheimer Res. 2018, 15, 1106–1113. [Google Scholar] [CrossRef]

Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить