Главная \ Новости и обзор литературы

Обзор остеопороза, пародонтита и дисбактериоза полости рта: новая роль микробиоты полости рта

« Назад

31.08.2020 20:32

Роль микробиоты полости рта в двунаправленной взаимосвязи между остеопорозом и пародонтитом

Схематическая иллюстрация связи между пародонтитом и остеопорозом

Схематическая иллюстрация связи между пародонтитом и остеопорозом. На диаграмме показана костная мишень для заболеваний пародонта (альвеолярная кортикальная кость) и остеопороза (трабекулярная кость). Также перечислены общие факторы риска и потенциальные механизмы, лежащие в основе обоих заболеваний.


Обзор остеопороза, пародонтита и дисбактериоза полости рта: новая роль микробиоты полости рта

Maria Contaldo, Rosario Serpico et al.
Overview on Osteoporosis, Periodontitis and Oral Dysbiosis: The Emerging Role of Oral Microbiota
Appl. Sci. 2020, 10(17), 6000

Аннотация

Остеопороз (ОП) - это заболевание костей, которое проявляется в прогрессирующей потере минеральной плотности костной ткани (МПК или англ. BMD) и, как следствие, приводит к большей подверженности переломам. ОП имеет ряд общих факторов риска и демографических характеристик с пародонтитом (ПД), хроническим воспалением структур пародонта, вызванным бактериями, которое приводит к потере альвеолярной кости (отростка) и зубов. В последнее десятилетие, с появлением исследований и профилирования микробиома кишечника и полости рта, растущее диагностическое и прогностическое значение приписывается дисбактериозу, связанному с различными системными и органоспецифическими патологиями. Эти данные вдохновили на исследования по изменению микробиоты для восстановления здоровья с помощью пребиотиков и пробиотиков. Целью данной работы является обзор двунаправленных взаимосвязей между ОП и ПД, с сообщением самых последних данных о триггерных факторах и, в основном, о роли дисбактериоза кишечника и полости рта в возникновении и прогрессировании как ОП, так и ПД, с точки зрения их терапии.

1. Вступление

Многочисленные системные состояния и заболевания могут быть связаны со здоровьем полости рта или влиять на него. От синдромных расстройств с оральными проявлениями [1,2,3,4] до системных заболеваний с вовлечением полости рта [5,6,7] или заболеваний полости рта с внеротовыми эффектами и корреляциями [8,9,10,11,12], здоровье полости рта - это состояние, часто связанное с общим самочувствием.

Настоящая работа направлена на обзор двунаправленных взаимосвязей между остеопорозом и здоровьем полости рта, с акцентом на новые результаты исследования микробиома полости рта и на возникающее участие дисбиоза полости рта в возникновении этого системного заболевания костей.

2. Остеопороз.

Остеопороз (ОП) - распространенное системное заболевание костей, при котором генерализованная и прогрессирующая потеря минеральной плотности костной ткани (МПК или англ. BMD) увеличивает хрупкость костей и склонность к переломам, что может произойти во время повседневной деятельности или при незначительной травме [13,14].

ОП более распространен среди пожилых женщин (ОП в постменопаузе), у которых пониженный уровень эстрогена [15,16], связанный с окислительным стрессом [16,17], ответственен за потерю BMD [18]; тем не менее, он также встречается у мужчин [19] старше 65 лет в связи с использованием пероральных глюкокортикоидов, андрогенной депривационной терапии при раке простаты и различных системных заболеваниях (хронические заболевания печени, инсульт в анамнезе, курение и употребление алкоголя, гиперпаратиреоз и / или гипертиреоз) [20].

ОП может предшествовать остеопения, которая является менее тяжелым состоянием потери BMD, чем ОП, и связана с более низким риском переломов костей, чем у пациентов с ОП [21].

Согласно Sozen et al. [22], во всем мире каждая третья женщина и каждый пятый мужчина в возрасте старше 50 лет страдают остеопоротическим переломом в течение своей жизни [23], и самые последние отчеты Национального фонда остеопороза США [24] подтвердили распространенность 10,2 миллиона американцев старше 50 лет с остеопорозом и 43,4 миллиона пожилых людей с низкой минеральной плотностью костной ткани (BMD); в Европе Международный фонд остеопороза [25] оценил 22 миллиона женщин и 5,5 миллиона мужчин с остеопорозом и 3,5 миллиона человек с новыми хрупкими переломами, в то время как распространенность ОП в азиатских странах колеблется от 35,2% до 25,1% среди пожилых женщин и считается выше, чем у женщин европеоидной расы (10,8%) [26].

3. Пародонтит.

ОП может повлиять на любую кость в теле и, следовательно, на челюсти, что приводит к истончению кортикального слоя, увеличивающемуся с возрастом [27].

Истончение костей и снижение BMD челюстей - не единственные ассоциации между ОП и здоровьем полости рта, но сообщалось о нескольких взаимосвязях между ОП и заболеваниями полости рта, в основном в отношении ОП и заболеваний пародонта, а также ОП и дисбактериоза полости рта.

Среди заболеваний пародонта пародонтит (ПД) представляет собой хроническое воспалительное заболевание, вызванное бактериями, ответственное за прогрессирующее и необратимое разрушение и потерю соединительных тканей пародонта и резорбцию альвеолярной кости, что приводит к потере зубов у взрослых старше 50 лет [28,29].


Пародонт

Примечание редактора: Пародонт - комплекс тканей, окружающих зуб и удерживающих его в альвеоле, имеющих общее происхождение и функции. Его составляющими являются дёсны, периодонт, цемент зуба, надкостницу и альвеолярные отростки. Ткани пародонта снабжает артериальной кровью челюстная артерия, ветвь наружной сонной артерии. Пародонт иннервируют средняя и нижняя ветви тройничного нерва, в связи с большим количеством рецепторов он является обширной рефлексогенной зоной. Пародонт составляет так называемый опорно-удерживающий аппарат зубов.


Этиология пародонтита подтверждается генетическими факторами и факторами окружающей среды [30,31], и бактерии, ответственные за запуск чрезмерной воспалительной реакции хозяина, исторически были идентифицированы как грамотрицательные / факультативные анаэробные бактерии (в основном Treponema denticola и Porphyromonas gingivalis), которые колонизируют десневой карман предрасположенных субъектов [32]. В этом месте высвобождение ряда провоспалительных цитокинов усиливает локальное воспаление, которое сохраняется и приводит к прогрессирующему разрушению структур периодонта, таких как пародонтальные соединительные связки и альвеолярные кости [15,33].

4. Остеопороз и пародонтит

ПД разделяет многие факторы риска с ОП, такие как возраст, курение и/или потребление алкоголя, индекс массы тела (ИМТ) и менопауза [34,35]. Остеопоротические женщины, по сути, демонстрируют большую тяжесть ПД, чем женщины без ОП, и эти две патологии вместе значительно влияют на качество жизни испытуемых [36].

Недавно Сюй и др. [37] проанализировали ассоциации между ОП и риском развития ПД с помощью метаанализа, чтобы установить, является ли ОП локальным показателем потери костной массы или зависит от причин ПД или связан с ними: было обнаружено, что ОП тесно связан с повышенным риском развития ПД. Кроме того, женщины с ОП представляют более высокий риск развития ПД, чем мужчины, и, независимо от пола, пациенты с ОП имеют в два раза более высокий риск развития ПД [38]. Однако основополагающие механизмы все еще остаются неопределенными [37].

Возникло множество гипотез, объясняющих, как ОП может ускорить резорбцию альвеолярной кости при ПД: (1) потеря минеральной плотности костной ткани на уровне альвеолярных костей может способствовать более глубокому проникновению бактерий в увеличенное пародонтальное пространство и, в замкнутом круге, локальное воспаление, может усиливать и ускорять резорбцию альвеол [27,39]; (2) сверхэкспрессия провоспалительных цитокинов с остеокластической активностью характерна как для ОП, так и для ПД [40,41,42]; (3) некоторые факторы риска, такие как курение, диабет и уровни гормонов, ответственны как за ОП, так и за ПД [39] (рис. 1).

Двунаправленная взаимосвязь между остеопорозом (ОП) и пародонтитом (ПД). У них есть ряд общих факторов риска

Рисунок 1. Двунаправленная взаимосвязь между остеопорозом (ОП) и пародонтитом (ПД). У них есть ряд общих факторов риска. Потеря минеральной плотности кости (BMD), связанная с ОП, может быть ответственной за увеличение резорбции альвеолярной кости при ПД, и, наоборот, местное воспаление, характерное для ПД, может активировать системные остеокластические цитокины, ответственные за дальнейшее снижение BMD. В этом сценарии роль дисбактериоза кишечника и полости рта может усилить и / или вызвать эти события, что приведет к ухудшению как патологий, так и здорового состояния пострадавших субъектов. BMD, минеральная плотность костной ткани.

5. Пародонтит и остеопороз.

Напротив, в других исследованиях считалось, что ПД и его пародонтопатогенные бактерии могут прямо или косвенно способствовать возникновению ОП, которое является хроническим воспалительным состоянием, ответственным за активацию остеокластов не только на уровне участков полости рта [39], но и в других местах, так как продемонстрированы при различных системных заболеваниях и состояниях, вызванных и / или усугубляемых наличием ПД, таких как ревматоидный артрит [43], сердечно-сосудистые заболевания [11,44,45] и нейродегенеративные заболевания, такие как болезнь Паркинсона [46] и болезнь Альцгеймера [47, 48].

6. Микробиом, дисбактериоз и остеопороз.

Микробиом

В последние годы было добавлено еще несколько частей к загадке связи между ОП и здоровьем полости рта из исследований микробиома и его связи с метаболизмом костей: после завершения картирования генома человека для определения последовательности и идентификации всех человеческих генов [49], исследования начали сосредотачиваться на картировании микробиома человека и связанной с ним микробиоты [50]. По определению, микробиота человека - это совокупность всех микроорганизмов, включая эукариот, архей, бактерий и вирусов, живущих вместе с человеческим телом в определенных экологических нишах, тогда как термин «микробиом» относится ко всему их генетическому материалу [51,52,53].

Самая богатая и наиболее изученная ниша человека - это кишечная среда, на которую приходится 95% всех микроорганизмов, присутствующих на теле человека и в нем, но также были идентифицированы и другие среды, такие как нос, глаза, желудок, гениталии, кожа и рот [54].

Обнаружение различий в бактериальном составе полости рта при нездоровом состоянии, также известном как дисбактериоз полости рта, все чаще открывает новые сценарии в изучении механизмов, лежащих в основе ОП.

Первое исследование микробиома ротовой полости человека было опубликовано в 2010 году [55], и из более чем 600 видов, идентифицированных с помощью культурных и некультуральных методов, 169, по-видимому, являются местными для ротовой полости (так называемый «основной микробиом полости рта»), расположенные в физиологических условиях, по количеству и качеству в трех различных экологических нишах / внутриротовых средах обитания, классифицируемых как: группа 1, слизистая оболочка щек, ороговевшая десна и твердое небо; группа 2: слюна, язык, миндалины и горло (задняя стенка ротоглотки); и группа 3, суб- и наддесневой налет [56,57].

6.1. Кишечный Микробиом / Микробиота и Остеопороз

Недавно Xu et al. [13] выявили и охарактеризовали специфическое изменение кишечной микробиоты больных ОП, заключающееся в увеличении общего количества кишечных бактерий, с преобладанием Bacteroidetes над Firmicutes в группе ОП, сообщив таким образом характерный отпечаток состава кишечных бактерий, ассоциированных с ОП (тип Bacteroidetes, семейство Prevotellaceae, семейство Ruminococcaceae, род Faecalibacterium и род Dialister). Кроме того, Das et al. обнаружили большее обилие Actinomyces, Eggerthella и Clostridium кластера XlVa у испытуемых ОП по сравнению с контрольной группой [23].

Данные о том, что пути, проходящие через кишечную микробиоту, могут влиять на метаболизм костной ткани и ее гомеостаз, приводят к гипотезе о существовании «микробиота-скелетной» оси [58,59] (Рис.1). Согласно ряду исследований, кишечная микробиота способна:

  1. Влиять на усвоение минеральных веществ (кальция, фосфата и магния) [60];
  2. Вмешиваться в иммунную систему (через выработку провоспалительных и остеокластогенных циркулирующих цитокинов, которые могут направлять резорбцию кости при воспалительных состояниях [23,60];
  3. Регулировать синтез серотонина и других нейромедиаторов, участвующих в метаболизме костной ткани [58,59].

Кроме того, в состоянии дисбактериоза слизистый барьер кишечника более проницаем, и обилие бактериального эндотоксина липополисахарида (ЛПС) также легко увеличивается в сыворотке крови, способствуя эндотоксемии и остеокластической активности, что негативно влияет на минеральную плотность костной ткани (BMD) [58,59].

6.2. Микробиом полости рта / микробиота и остеопороз

Одно из первых исследований о корреляции между бактериями полости рта и ОП было проведено Liang et al., которые в 2013 году сообщили о статистически значимом снижении бактериальной слизистой оболочки полости рта у женщин с ОП по сравнению с женщинами без ОП [61].

Пять лет спустя, в 2018 году, Banack et al. [62] опубликовали результаты 15-летнего проспективного когортного исследования под названием «OsteoPerio Study», чтобы изучить факторы риска развития и прогрессирования ОП и ПД у женщин в постменопаузе и подчеркнуть взаимосвязь между микробиотой полости рта и здоровьем полости рта и системного здоровья у женщин в постменопаузе. Результаты исследования подтвердили, что: (1) у женщин с ОП почти в два раза выше риск оральной потери BMDпо сравнению с женщинами без ОП; (2) системная и оральная потеря BMD была выше у пожилых женщин; (3) тяжесть ПД была обратно связана с BMD. Кроме того, те же авторы обнаружили у пациентов с ПД сильную положительную связь между конкретными оральными пародонтопатогенными бактериями (Porphyromonas gingivalis, Tannerella forsythia, Prevotella intermedia и Campylobacter rectus) и серьезной потерей костной массы полости рта. Аналогичным образом Brennan et al. [63] проверили связь между наличием бактериальной инфекции полости рта и потерей костной массы полости рта у 1256 женщин в постменопаузе, сообщив, что восемь видов поддесневых бактерий в основном связаны с тяжелой потерей костной массы полости рта: Streptococcus sanguis, Prevotella intermedia, Tannerella forsythensis, Capnocytophaga sp., Eubacterium saburreum, Campylobacter rectus, Porphyromonas gingivalis и Fusobacterium nucleatum. Напротив, Эрнандес-Вигерас и др. [27], которые также провели наблюдательное перекрестное исследование для профилирования микробиоты полости рта женщин в постменопаузе с ОП и без ОП, обнаружили, что почти 79% женщин с ПД также страдали ОП, но не было обнаружено статистически значимых различий в количестве и качестве исследованных пародонтопатогенных бактерий (Fusobacterium nucleatum, Aggregatibacter actinomycetemcomitans, Porphyromonas gingivalis, Campylobacter rectus и Tannerella forsythia) (рис. 1).

7. Обсуждение

В последние годы важность здоровья полости рта для общего благополучия все чаще подтверждается научными данными, выясняющими, как инфекции и дисбактериоз полости рта способствуют возникновению или ухудшению различных типов системных заболеваний.

В свете этих результатов было показано, что патогенные бактерии пародонта, а также дисбактериоз кишечника также участвуют в детерминизме потери BMD, активно способствуя возникновению и ухудшению ОП (рис. 1).

Эти данные вдохновили на исследования по модуляции микробиоты для восстановления здоровья с помощью пребиотиков и пробиотиков. В частности, было показано, что ряд неперевариваемых хозяином пищевых соединений (пребиотики, такие как галактоолигосахариды, инулин и резистентный крахмал) участвуют в пищеварительных процессах, обеспечивая питание здоровых кишечных бактерий и тем самым способствуя абсорбции минералов энтероцитами [59, 64]. Более того, среди живых микроорганизмов, которые положительно влияют на здоровье костей, действуя на пищеварительном уровне и известных как «пробиотики», Lactobacillus sp. (в основном L. reuteri, L. casei, L. rhamnosus и L. salivarius) и бифидобактерии, по-видимому, значительно снижают остеокластогенез и останавливают резорбцию костей [59,65].

В последнее время появились также многообещающие результаты по использованию пребиотиков и пробиотиков для восстановления дисбактериоза полости рта [66,67] и в качестве вспомогательных терапевтических средств к лечению пародонта [68]. Пребиотики способствуют питанию полезных бактерий, тем самым способствуя восстановлению сбалансированной и здоровой микробиоты полости рта [69,70].

Исходя из этого, мы можем посоветовать стоматологам не недооценивать проблему ОП, когда они сталкиваются с женщиной в постменопаузе с признаками и диагнозом ПД или без них, а поощрять более глубокое изучение дисбактериоза полости рта и восстановление его микробного равновесия за счет использования пищевых продуктов с соответствующими и полезными бактериями. Например, Rosier et al. [71] сообщили о влиянии нитрата в качестве пребиотика на изменение состава микробиома полости рта за счет значительного уменьшения количества пародонтопатогенных бактерий, таких как Porphyromonas, Fusobacterium, Leptotrichia и Prevotella. Другие исследования также сообщили о преимуществах использования пробиотиков: от использования Lactobacillus sp. в дополнение к нехирургической пародонтальной терапии [72], к ее принятию для улучшения состояния пародонта [73], она приводит к снижению потребности в антибиотиках [74] и к безопасной и эффективной поддержке традиционных механических методов лечения при лечении ПД, что положительно сказывается как на здоровье полости рта, так и на его системных последствиях [75,76]. Еще одним широко изученным пробиотическим комменсалом является Streptococcus sp. и механизмы, с помощью которых он способен смягчать пародонтопатогенную активность Porphyromonas gingivalis. Hanel et al. [77] исследовали конкурентную адгезию Streptococci sp. к эпителиальным клеткам полости рта как ответственным за снижение инвазивности Porphyromonas gingivalis, тогда как Ohshima et al. [78], определили способность Streptococcus gordonii смягчать и модулировать воспалительную передачу сигналов, запускаемую Porphyromonas gingivalis, в то время как Ho et al. [79] идентифицировали способность Streptococcus cristatus изменять экспрессию вирулентных генов Porphyromonas gingivalis.

См. дополнительно:

Литература

  1. Della Vella, F.; Contaldo, M.; Fucile, R.; Panza, F.; Dibello, V.; Kalemaj, Z.; Ninivaggi, R.; Petruzzi, M.; Serpico, R. ORO-Dental Manifestations in West Syndrome. Curr. Top. Med. Chem. 2019, 19, 2824–2828. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  2. Barillari, M.R.; Karali, M.; Di Iorio, V.; Contaldo, M.; Piccolo, V.; Esposito, M.; Costa, G.; Argenziano, G.; Serpico, R.; Carotenuto, M.; et al. Mild form of Zellweger Spectrum Disorders (ZSD) due to variants in PEX1: Detailed clinical investigation in a 9-years-old female. Mol. Genet. Metab. Rep. 2020, 24, 100615. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  3. Contaldo, M.; Luzzi, V.; Ierardo, G.; Raimondo, E.; Boccellino, M.; Ferati, K.; Bexheti-Ferati, A.; Inchingolo, F.; Di Domenico, M.; Serpico, R.; et al. Bisphosphonate-related osteonecrosis of the jaws and dental surgery procedures in children and young people with osteogenesis imperfecta: A systematic review. J. Stomatol. Oral Maxillofac. Surg. 2020, 2468, Advance online publication. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  4. De Benedittis, M.; Petruzzi, M.; Favia, G.; Serpico, R. Oro-dental manifestations in Hallopeau-Siemens-type recessive dystrophic epidermolysis bullosa. Clin. Exp. Dermatol. 2004, 29, 128–132. [Google Scholar] [CrossRef]
  5. Pastore, L.; Carroccio, A.; Compilato, D.; Panzarella, V.; Serpico, R.; Lo Muzio, L. Oral manifestations of celiac disease. J. Clin. Gastroenterol. 2008, 42, 224–232. [Google Scholar] [CrossRef]
  6. Pastore, L.; De Benedittis, M.; Petruzzi, M.; Tatò, D.; Napoli, C.; Montagna, M.T.; Catassi, C.; Serpico, R. Importanza dei segni orali nella diagnosi di forme atipiche di malattia celiaca [Importance of oral signs in the diagnosis of atypical forms of celiac disease]. Recenti Progress. Med. 2004, 95, 482–490. [Google Scholar]
  7. Rea, F.; Serpico, R.; Pluvio, R.; Busciolano, M.; Iovene, A.; Femiano, F.; Sessa, G.; Belnome, G. Ipoplasia dello smalto dentario in un gruppo di soggetti celiaci. Correlazioni clinico-epidemiologiche [Dental enamel hypoplasia in a group of celiac disease patients. Clinico-epidemiologic correlations]. Minerva Stomatol. 1997, 46, 517–524. [Google Scholar]
  8. Contaldo, M.; Romano, A.; Mascitti, M.; Fiori, F.; Della Vella, F.; Serpico, R.; Santarelli, A. Association between denture stomatitis, candida species and diabetic status. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2019, 33, 35–41. [Google Scholar]
  9. Paoletti, I.; Fusco, A.; Grimaldi, E.; Perillo, L.; Coretti, L.; Di Domenico, M.; Cozza, V.; Contaldo, M.; Serpico, R.; Guida, A.; et al. Assessment of host defence mechanisms induced by Candida species. Int. J. Immunopathol. Pharmacol. 2013, 26, 663–672. [Google Scholar] [CrossRef]
  10. Togni, L.; Mascitti, M.; Santarelli, A.; Contaldo, M.; Romano, A.; Serpico, R.; Rubini, C. Unusual Conditions Impairing Saliva Secretion: Developmental Anomalies of Salivary Glands. Front. Physiol. 2019, 10, 855. [Google Scholar] [CrossRef]
  11. Carinci, F.; Martinelli, M.; Contaldo, M.; Santoro, R.; Pezzetti, F.; Lauritano, D.; Candotto, V.; Mucchi, D.; Palmieri, A.; Tagliabue, A.; et al. Focus on periodontal disease and development of endocarditis. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2018, 32, 143–147. [Google Scholar] [PubMed]
  12. Della Vella, F.; Lauritano, D.; Lajolo, C.; Lucchese, A.; Di Stasio, D.; Contaldo, M.; Serpico, R.; Petruzzi, M. The pseudolesions of the oral mucosa: Differential diagnosis and related systemic conditions. Appl. Sci. 2019, 9, 2412. [Google Scholar] [CrossRef]
  13. Xu, Z.; Xie, Z.; Sun, J.; Huang, S.; Chen, Y.; Li, C.; Sun, X.; Xia, B.; Tian, L.; Guo, C.; et al. Gut Microbiome Reveals Specific Dysbiosis in Primary Osteoporosis. Front. Cell Infect. Microbiol. 2020, 10, 160. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  14. NIH Consensus Development Panel on Osteoporosis Prevention, Diagnosis, and Therapy. Osteoporosis prevention, diagnosis, and therapy. JAMA 2001, 285, 785–795. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  15. Contaldo, M.; Boccellino, M.; Zannini, G.; Romano, A.; Sciarra, A.; Sacco, A.; Settembre, G.; Coppola, M.; Di Carlo, A.; D’Angelo, L.; et al. Sex Hormones and Inflammation Role in Oral Cancer Progression: A Molecular and Biological Point of View. J. Oncol. 2020, 9587971. [Google Scholar] [CrossRef]
  16. Di Domenico, M.; Pinto, F.; Quagliuolo, L.; Contaldo, M.; Settembre, G.; Romano, A.; Coppola, M.; Ferati, K.; Bexheti-Ferati, A.; Sciarra, A.; et al. The Role of Oxidative Stress and Hormones in Controlling Obesity. Front. Endocrinol. (Lausanne) 2019, 10, 540. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  17. Sardaro, N.; Della Vella, F.; Incalza, M.A.; DI Stasio, D.; Lucchese, A.; Contaldo, M.; Laudadio, C.; Petruzzi, M. Oxidative Stress and Oral Mucosal Diseases: An Overview. In Vivo 2019, 33, 289–296. [Google Scholar] [CrossRef]
  18. Penoni, D.C.; Vettore, M.V.; Torres, S.R.; Farias, M.; Leão, A. An investigation of the bidirectional link between osteoporosis and periodontitis. Arch. Osteoporos. 2019, 14, 94. [Google Scholar] [CrossRef]
  19. Adler, R.A. Update on osteoporosis in men. Best Pr. Res. Clin. Endocrinol. Metab. 2018, 32, 759–772. [Google Scholar] [CrossRef]
  20. Colón-Emeric, C.S.; Pieper, C.F.; Van Houtven, C.H.; Grubber, J.M.; Lyles, K.W.; Lafleur, J.; Adler, R.A. Limited Osteoporosis Screening Effectiveness Due to Low Treatment Rates in a National Sample of Older Men. Mayo Clin. Proc. 2018, 93, 1749–1759. [Google Scholar] [CrossRef]
  21. Kanis, J.A. Assessment of fracture risk and its application to screening for postmenopausal osteoporosis: Synopsis of a WHO report. WHO Study Group. Osteoporos. Int. 1994, 4, 368–381. [Google Scholar] [CrossRef]
  22. Sözen, T.; Özışık, L.; Başaran, N.Ç. An overview and management of osteoporosis. Eur. J. Rheumatol. 2017, 4, 46–56. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  23. Das, M.; Cronin, O.; Keohane, D.M.; Cormac, E.M.; Nugent, H.; Nugent, M.; Molloy, C.; O’Toole, P.W.; Shanahan, F.; Molloy, M.G.; et al. Gut microbiota alterations associated with reduced bone mineral density in older adults. Rheumatol. (Oxf. Engl.) 2019, 58, 2295–2304. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  24. Wright, N.C.; Looker, A.C.; Saag, K.G.; Curtis, J.R.; Delzell, E.S.; Randall, S.; Dawson-Hughes, B. The recent prevalence of osteoporosis and low bone mass in the United States based on bone mineral density at the femoral neck or lumbar spine. J. Bone Miner. Res. 2014, 29, 2520–2526. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  25. Hernlund, E.; Svedbom, A.; Ivergård, M.; Compston, J.; Cooper, C.; Stenmark, J.; McCloskey, E.V.; Jönsson, B.; Kanis, J.A. Osteoporosis in the European Union: Medical management, epidemiology and economic burden: A report prepared in collaboration with the International Osteoporosis Foundation (IOF) and the European Federation of Pharmaceutical Industry Associations (EFPIA). Arch. Osteoporos. 2013, 8, 136. [Google Scholar] [CrossRef]
  26. Thambiah, S.C.; Yeap, S.S. Osteoporosis in South-East Asian Countries. Clin. Biochem. Rev. 2020, 41, 29–40. [Google Scholar] [CrossRef]
  27. Hernández-Vigueras, S.; Martínez-Garriga, B.; Sánchez, M.C.; Sanz, M.; Estrugo-Devesa, A.; Vinuesa, T.; López-López, J.; Viñas, M. Oral Microbiota, Periodontal Status, and Osteoporosis in Postmenopausal Females. J. Periodontol. 2016, 87, 124–133. [Google Scholar] [CrossRef]
  28. Slot, D.E.; Valkenburg, C.; Van der Weijden, G. Mechanical plaque removal of periodontal maintenance patients: A systematic review and network meta-analysis. J. Clin. Periodontol. 2020, 47, 107–124. [Google Scholar] [CrossRef]
  29. Wang, C.J.; McCauley, L.K. Osteoporosis and Periodontitis. Curr. Osteoporos. Rep. 2016, 14, 284–291. [Google Scholar] [CrossRef]
  30. Mombelli, A. Microbial colonization of the periodontal pocket and its significance for periodontal therapy. J. Periodontol. 2000, 76, 85–96. [Google Scholar] [CrossRef]
  31. Hienz, S.A.; Paliwal, S.; Ivanovski, S. Mechanisms of Bone Resorption in Periodontitis. J. Immunol. Res. 2015, 615486. [Google Scholar] [CrossRef]
  32. Loesche, W.J. Microbiology of Dental Decay and Periodontal Disease. In Medical Microbiology, 4th ed.; Baron, S., Ed.; University of Texas Medical Branch: Galveston Galveston, TX, USA, 1996; Chapter 99. [Google Scholar]
  33. Ballini, A.; Cantore, S.; Farronato, D.; Cirulli, N.; Inchingolo, F.; Papa, F.; Malcangi, G.; Inchingolo, A.D.; Dipalma, G.; Sardaro, N.; et al. Periodontal disease and bone pathogenesis: The crosstalk between cytokines and porphyromonas gingivalis. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2015, 29, 273–281. [Google Scholar] [PubMed]
  34. Gera, I. Az osteoporosis mint a destruktív fogágybetegség egyik rizikótényezóje (irodalmi áttekintés) [Osteoporosis: A risk factor for periodontal disease (literature review)]. Fogorv. Szle. 2002, 95, 49–54. [Google Scholar]
  35. Lauritano, D.; Moreo, G.; Carinci, F.; Borgia, R.; Lucchese, A.; Contaldo, M.; Della Vella, F.; Bernardelli, P.; Moreo, G.; Petruzzi, M. Aging and Oral Care: An Observational Study of Characteristics and Prevalence of Oral Diseases in an Italian Cohort. Int. J. Environ. Res. Public Health 2019, 16, 3763. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  36. Pepelassi, E.; Nicopoulou-Karayianni, K.; Archontopoulou, A.D.; Mitsea, A.; Kavadella, A.; Tsiklakis, K.; Vrotsos, I.; Devlin, H.; Horner, K. The relationship between osteoporosis and periodontitis in women aged 45-70 years. Oral Dis. 2012, 18, 353–359. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  37. Xu, S.; Zhang, G.; Guo, J.F.; Tan, Y.H. Associations between Osteoporosis and risk of Periodontitis: A Pooled Analysis of Observational Studies. Oral Dis. 2020. Advance online publication. [Google Scholar] [CrossRef]
  38. Manjunath, S.H.; Rakhewar, P.; Nahar, P.; Tambe, V.; Gabhane, M.; Kharde, A. Evaluation of the Prevalence and Severity of Periodontal Diseases between Osteoporotic and Nonosteoporotic Subjects: A Cross-sectional Comparative Study. J. Contemp. Dent. Pr. 2019, 20, 1223–1228. [Google Scholar] [CrossRef]
  39. Barbato, L.; Francioni, E.; Bianchi, M.; Mascitelli, E.; Marco, L.B.; Tonelli, D.P. Periodontitis and bone metabolism. Clin. Cases Miner. Bone Metab. 2015, 12, 174–177. [Google Scholar] [CrossRef]
  40. Lerner, U.H. Inflammation-induced bone remodeling in periodontal disease and the influence of post-menopausal osteoporosis. J. Dent. Res. 2006, 85, 596–607. [Google Scholar] [CrossRef]
  41. Cantore, S.; Mirgaldi, R.; Ballini, A.; Coscia, M.F.; Scacco, S.; Papa, F.; Inchingolo, F.; Dipalma, G.; De Vito, D. Cytokine gene polymorphisms associate with microbiogical agents in periodontal disease: Our experience. Int. J. Med. Sci. 2014, 11, 674–679. [Google Scholar] [CrossRef]
  42. Inchingolo, F.; Martelli, F.S.; Gargiulo Isacco, C.; Borsani, E.; Cantore, S.; Corcioli, F.; Boddi, A.; Nguyễn, K.; De Vito, D.; Aityan, S.K.; et al. Chronic Periodontitis and Immunity, Towards the Implementation of a Personalized Medicine: A Translational Research on Gene Single Nucleotide Polymorphisms (SNPs) Linked to Chronic Oral Dysbiosis in 96 Caucasian Patients. Biomedicines 2020, 8, 115. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  43. Potempa, J.; Mydel, P.; Koziel, J. The case for periodontitis in the pathogenesis of rheumatoid arthritis. Nat. Rev. Rheumatol. 2017, 13, 606–620. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  44. Rydén, L.; Buhlin, K.; Ekstrand, E.; de Faire, U.; Gustafsson, A.; Holmer, J.; Kjellström, B.; Lindahl, B.; Norhammar, A.; Nygren, Å.; et al. Periodontitis Increases the Risk of a First Myocardial Infarction: A Report From the PAROKRANK Study. Circulation 2016, 133, 576–583. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  45. Holmstrup, P.; Damgaard, C.; Olsen, I.; Klinge, B.; Flyvbjerg, A.; Nielsen, C.H.; Hansen, P.R. Comorbidity of periodontal disease: Two sides of the same coin? An introduction for the clinician. J. Oral. Microbiol. 2017, 9, 1332710. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  46. Dominy, S.S.; Lynch, C.; Ermini, F.; Benedyk, M.; Marczyk, A.; Konradi, A.; Nguyen, M.; Haditsch, U.; Raha, D.; Griffin, C.; et al. Porphyromonas gingivalis in Alzheimer’s disease brains: Evidence for disease causation and treatment with small-molecule inhibitors. Sci. Adv. 2019, 5, eaau3333. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  47. Singhrao, S.K.; Olsen, I. Assessing the role of Porphyromonas gingivalis in periodontitis to determine a causative relationship with Alzheimer’s disease. J. Oral Microbiol. 2019, 11, 1563405. [Google Scholar] [CrossRef]
  48. Pritchard, A.B.; Crean, S.; Olsen, I.; Singhrao, S.K. Periodontitis, Microbiomes and their Role in Alzheimer’s Disease. Front. Aging NeuroSci. 2017, 9, 336. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  49. Collins, A. Mapping in the sequencing era. Hum. Hered. 2000, 50, 76–84. [Google Scholar] [CrossRef]
  50. Lederberg, J.; McCray, A.T. ‘Ome Sweet’ Omics—A Genealogical Treasury of Words Genealogical Treasury of Words. Scientist 2001, 15, 8. [Google Scholar]
  51. Human Microbiome Project Consortium. Structure, function and diversity of the healthy human microbiome. Nature 2012, 486, 207–214. [Google Scholar] [CrossRef]
  52. Nature.com: Microbiome. Available online: https://www.nature.com/subjects/microbiome. (accessed on 28 July 2020).
  53. Berg, G.; Rybakova, D.; Fischer, D.; Cernava, T.; Vergès, M.C.; Charles, T.; Chen, X.; Cocolin, L.; Eversole, K.; Corral, G.H.; et al. Microbiome definition re-visited: Old concepts and new challenges. Microbiome 2020, 8, 103. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  54. Baquero, F.; Nombela, C. The microbiome as a human organ. Clin. Microbiol. Infect. 2012, 18, 2–4. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  55. Dewhirst, F.E.; Chen, T.; Izard, J.; Paster, B.J.; Tanner, A.C.; Yu, W.H.; Lakshmanan, A.; Wade, W.G. The human oral microbiome. J. Bacteriol. 2010, 192, 5002–5017. [Google Scholar] [CrossRef]
  56. Segata, N.; Haake, S.K.; Mannon, P.; Lemon, K.P.; Waldron, L.; Gevers, D.; Huttenhower, C.; Izard, J. Composition of the adult digestive tract bacterial microbiome based on seven mouth surfaces, tonsils, throat and stool samples. Genome Biol. 2012, 13, R42. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  57. Wade, W.G.; Prosdocimi, E.M. Profiling of Oral Bacterial Communities. J. Dent. Res. 2020, 99, 621–629. [Google Scholar] [CrossRef]
  58. Behera, J.; Ison, J.; Tyagi, S.C.; Tyagi, N. The role of gut microbiota in bone homeostasis. Bone 2020, 135, 115317. [Google Scholar] [CrossRef]
  59. Chen, Y.C.; Greenbaum, J.; Shen, H.; Deng, H.W. Association Between Gut Microbiota and Bone Health: Potential Mechanisms and Prospective. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2017, 102, 3635–3646. [Google Scholar] [CrossRef]
  60. Gargiulo Isacco, C.; Ballini, A.; Paduanelli, G.; Inchingolo, A.D.; Nguyen, K.; Inchingolo, A.M.; Pham, V.H.; Aityan, S.K.; Schiffman, M.; Tran, T.C.; et al. Bone decay and beyond: How can we approach it better. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2019, 33, 143–154. [Google Scholar]
  61. Liang, W.; Li, X.; Li, Y.; Li, C.; Gao, B.; Gan, H.; Li, S.; Shen, J.; Kang, J.; Ding, S.; et al. Tongue coating microbiome regulates the changes in tongue texture and coating in patients with post-menopausal osteoporosis of Gan-shen deficiency syndrome type. Int. J. Mol. Med. 2013, 32, 1069–1076. [Google Scholar] [CrossRef]
  62. Banack, H.R.; Genco, R.J.; LaMonte, M.J.; Millen, A.E.; Buck, M.J.; Sun, Y.; Andrews, C.A.; Hovey, K.M.; Tsompana, M.; McSkimming, D.I.; et al. Cohort profile: The Buffalo OsteoPerio microbiome prospective cohort study. BMJ Open 2018, 8, e024263. [Google Scholar] [CrossRef]
  63. Brennan, R.M.; Genco, R.J.; Wilding, G.E.; Hovey, K.M.; Trevisan, M.; Wactawski-Wende, J. Bacterial species in subgingival plaque and oral bone loss in postmenopausal women. J. Periodontol. 2007, 78, 1051–1061. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  64. Rizzoli, R. Nutritional influence on bone: Role of gut microbiota. Aging Clin. Exp. Res. 2019, 31, 743–751. [Google Scholar] [CrossRef]
  65. Morato-Martínez, M.; López-Plaza, B.; Santurino, C.; Palma-Milla, S.; Gómez-Candela, C. A Dairy Product to Reconstitute Enriched with Bioactive Nutrients Stops Bone Loss in High-Risk Menopausal Women without Pharmacological Treatment. Nutrients 2020, 12, 2203. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  66. Zaura, E.; Twetman, S. Critical Appraisal of Oral Pre- and Probiotics for Caries Prevention and Care. Caries Res. 2019, 53, 514–526. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  67. Nguyen, T.; Brody, H.; Lin, G.H.; Rangé, H.; Kuraji, R.; Ye, C.; Kamarajan, P.; Radaic, A.; Gao, L.; Kapila, Y. Probiotics, including nisin-based probiotics, improve clinical and microbial outcomes relevant to oral and systemic diseases. J. Periodontol. 2000 2020, 82, 173–185. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  68. Huck, O.; Mulhall, H.; Rubin, G.; Kizelnik, Z.; Iyer, R.; Perpich, J.D.; Haque, N.; Cani, P.D.; de Vos, W.M.; Amar, S. Akkermansia muciniphila reduces Porphyromonas gingivalis-induced inflammation and periodontal bone destruction. J. Clin. Periodontol. 2020, 47, 202–212. [Google Scholar] [CrossRef]
  69. Slomka, V.; Hernandez-Sanabria, E.; Herrero, E.R.; Zaidel, L.; Bernaerts, K.; Boon, N.; Quirynen, M.; Teughels, W. Nutritional stimulation of commensal oral bacteria suppresses pathogens: The prebiotic concept. J. Clin. Periodontol. 2017, 44, 344–352. [Google Scholar] [CrossRef]
  70. Hirasawa, M.; Kurita-Ochia, T. Probiotic Potential of Lactobacilli Isolated from Saliva of Periodontally Healthy Individuals. Oral Health Prev. Dent. 2020, 18, 563–570. [Google Scholar] [CrossRef]
  71. Rosier, B.T.; Buetas, E.; Moya-Gonzalvez, E.M.; Artacho, A.; Mira, A. Nitrate as a potential prebiotic for the oral microbiome. Sci. Rep. 2020, 10, 12895. [Google Scholar] [CrossRef]
  72. Pudgar, P.; Povšič, K.; Čuk, K.; Seme, K.; Petelin, M.; Gašperšič, R. Probiotic strains of Lactobacillus brevis and Lactobacillus plantarum as adjunct to non-surgical periodontal therapy: 3-month results of a randomized controlled clinical trial. Clin. Oral Investig. 2020. Advance online publication. [Google Scholar] [CrossRef]
  73. Cantore, S.; Ballini, A.; De Vito, D.; Abbinante, A.; Altini, V.; Dipalma, G.; Inchingolo, F.; Saini, R. Clinical results of improvement in periodontal condition by administration of oral probiotics. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2018, 32, 1329–1334. [Google Scholar]
  74. Inchingolo, F.; Dipalma, G.; Cirulli, N.; Cantore, S.; Saini, R.S.; Altini, V.; Santacroce, L.; Ballini, A.; Saini, R. Microbiological results of improvement in periodontal condition by administration of oral probiotics. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2018, 32, 1323–1328. [Google Scholar] [PubMed]
  75. Matsubara, V.H.; Bandara, H.M.; Ishikawa, K.H.; Mayer, M.P.; Samaranayake, L.P. The role of probiotic bacteria in managing periodontal disease: A systematic review. Expert Rev. Anti-Infect. Ther. 2016, 14, 643–655. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  76. Bustamante, M.; Oomah, B.D.; Mosi-Roa, Y.; Rubilar, M.; Burgos-Díaz, C. Probiotics as an Adjunct Therapy for the Treatment of Halitosis, Dental Caries and Periodontitis. Probiotics Antimicrob. Proteins 2020, 12, 325–334. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  77. Hanel, A.N.; Herzog, H.M.; James, M.G.; Cuadra, G.A. Effects of Oral Commensal Streptococci on Porphyromonas gingivalis Invasion into Oral Epithelial Cells. Dent. J. (Basel) 2020, 8, 39. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  78. Ohshima, J.; Wang, Q.; Fitzsimonds, Z.R.; Miller, D.P.; Sztukowska, M.N.; Jung, Y.J.; Hayashi, M.; Whiteley, M.; Lamont, R.J. Streptococcus gordonii programs epithelial cells to resist ZEB2 induction by Porphyromonas gingivalis. Proc. Natl. Acad. Sci. USA 2019, 116, 8544–8553. [Google Scholar] [CrossRef]
  79. Ho, M.H.; Lamont, R.J.; Xie, H. Identification of Streptococcus cristatus peptides that repress expression of virulence genes in Porphyromonas gingivalis. Sci. Rep. 2017, 7, 1413. [Google Scholar] [CrossRef]

Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить