Главная \ Новости и обзор литературы

Микробиом кишечника при псориазе и болезни Крона

« Назад

08.02.2022 18:55

Микробиом кишечника при псориазе и болезни Крона: является ли его нарушение общим знаменателем их патогенеза?

Микробиом кишечника при псориазе и болезни Крона

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Maria Antonia De Francesco and Arnaldo Caruso
The Gut Microbiome in Psoriasis and Crohn’s Disease: Is Its Perturbation a Common Denominator for Their Pathogenesis?
Vaccines 2022, 10, 244

Резюме

Псориаз и воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), включая язвенный колит (ЯК) и болезнь Крона (БК), взаимосвязаны. Фактически распространенность ВЗК выше у больных псориазом, при этом риск язвенного колита в 1,6 раза выше, чем в общей популяции. Аналогично, пациенты с псориазом имеют больший риск развития ВЗК. Кроме того, они имеют некоторые общие клинические особенности и патогенетические механизмы. Оба являются хроническими воспалительными заболеваниями с рецидивирующе-ремиттирующим течением, которые сохраняются на протяжении всей жизни пациента и проявляются повышенной проницаемостью кожи и слизистого барьера кишечника, что способствует усиленному взаимодействию патогенов с воспалительными рецепторами иммунных клеток. Ключевым звеном в патогенезе этих заболеваний является микробиота; в частности, кишечная микробиота является важным фактором патогенеза БК, в то время как при псориазе описаны изменения в кишечной и кожной микробиоте без определенной патогенной функции. Кроме того, генетическая предрасположенность или факторы окружающей среды способствуют проявлению заболевания, при этом центральная роль приписывается иммунным реакциям и, в частности, нарушенной роли, которую играют Т-хелперные клетки 17 (Th17) как при псориазе, так и при ВЗК. Цель этого обзора состояла в том, чтобы обобщить имеющуюся информацию о связях между псориазом, воспалительными заболеваниями кишечника, в частности болезнью Крона, и изменениями микробиома кишечника и/или кожи.

1. Введение

Воспалительное заболевание кишечника относится к двум формам идиопатического заболевания кишечника, которые различаются по локализации и степени поражения стенки кишечника: язвенный колит (ЯК) и болезнь Крона (БК). Они имеют некоторые общие клинические признаки с псориазом.

По сути, это хронические и воспалительные состояния, и их естественное течение характеризуется чередованием периодов ремиссии и обострений.

Различные исследования показали, что у пациентов, страдающих псориазом, псориатическим артритом и анкилозирующим спондилоартритом, выше частота ВЗК [1–3]. У больных псориазом риск развития язвенного колита в 1,6 раза выше, чем у здоровых лиц [4]. С другой стороны, 9,6% пациентов с болезнью Крона чаще ассоциировались с псориазом по сравнению с 2% в контрольной группе [5].

Псориаз поражает около 2–3% населения мира, что приводит к гиперпролиферации кератиноцитов и снижению барьерной функции кожи с инфильтрацией активированных воспалительных клеток [6,7]. Язвенный колит (ЯК) и болезнь Крона характеризуются воспалительными процессами, ограниченными при ЯК слизистой оболочкой и подслизистыми слоями толстой кишки, а при БК — любой локализацией желудочно-кишечного тракта с сегментарным распространением очагов поражения [8]. Патогенез этих заболеваний связан с измененным иммунным ответом против кишечной микробиоты (ВЗК) или кожи (псориаз) у генетически предрасположенных лиц после воздействия факторов окружающей среды.

Общая заболеваемость псориазом [9] и БК [10] одинакова у мужчин и женщин, в отличие от некоторых других аутоиммунных заболеваний, чаще встречающихся у женщин, таких как рассеянный склероз, системная красная волчанка и синдром Шегрена [11]. При обоих заболеваниях наблюдались географические различия, при этом более высокие показатели заболеваемости в Северной Европе и Северной Америке по сравнению с заболеваемостью в большинстве регионов Африки, Азии и Ближнего Востока [12–14].

Для риска ВЗК были определены некоторые факторы окружающей среды, такие как порядок рождения; фактически было обнаружено, что более высокий ранг рождения (> или = 3) был значительно связан с более низким риском ВЗК (отношение шансов 0,68) [15]. Среди других вовлеченных факторов были курение [16], грудное вскармливание [17] и прием антибиотиков [18]. Напротив, при псориазе роль факторов окружающей среды менее очевидна, тогда как известно, что стресс и инфекции могут выступать в качестве стимуляторов заболевания [19].

Хотя окружающая среда играет важную роль, в равной степени признано, что генетическая предрасположенность представляет собой основной значительный риск как псориаза, так и ВЗК. Полногеномные ассоциативные исследования уже сообщили о наличии 13 локусов предрасположенности к псориазу (обозначенных как PSORS1-PSORS13), 32 локусов, связанных с БК, и 17, связанных с ЯК [3,20].

Эти исследования также выявили некоторые функции генов предрасположенности к псориазу, такие как презентация антигена, специфические цитокины и их цитокиновые рецепторы, нижестоящие сигнальные пути воспаления и функции эпителия [21–24]; аналогичным образом они обнаружили новые пути развития ВЗК, охватывающие как врожденный, так и клеточный иммунитет [25,26].

Большой метаанализ, включающий более 4500 пациентов и 10 000 контрольных пациентов, выявил 11 локусов восприимчивости, общих для ВЗК и псориаза. Из них семь находились за пределами антигенной области лейкоцитов человека. Они включали 9p24 рядом с JAK2, 10q22 в ZMIZ1, 11q13 рядом с PRDX5, 16p13 рядом с SOCS1, 17q21 в STAT3, 19p13 рядом с FUT2 и 22q11 в YDJC. Кроме того, было четыре локуса, которые уже были широко известны как тесно связанные как с псориазом, так и с БК (IL23R, IL12B, REL и TYK2) [27].

Следует отметить, что между перекрывающимися локусами были ZMIZ1, который кодирует белок цинкового пальца MIZ типа 1, ответственный за активацию различных факторов транскрипции, и ген-супрессор передачи сигналов цитокинов 1 (SOCS1), ген, который опосредует негативную регуляцию цитокинов, активируемых путем JAK/STAT.

БК и псориаз связаны с различными сопутствующими заболеваниями [28]. Артропатия присутствует при обоих заболеваниях, но псориаз тесно связан и с другими патологическими состояниями, такими как ожирение, диабет, гипертония, сердечно-сосудистые заболевания, злокачественные новообразования, деменция, неалкогольная жировая болезнь печени и заболевания почек [29–31]. У пациентов с болезнью Крона может быть некоторое внекишечное воспаление, такое как склерозирующий холангит, воспаление глаз и воспаление кожи [32,33].

Существуют частично совпадающие методы лечения обоих заболеваний, хотя и с некоторыми различиями. При псориазе лечение первой линии основано на фототерапии, ретиноидах, циклоспорине и метотрексате.

В случае терапевтической неудачи используются различные биологические препараты, которые способны блокировать различные цитокины иммунной системы, такие как TNF-α, IL12/IL23, IL17, рецептор IL17 и IL-23/IL-39. Некоторые из этих биологических агентов (препаратов), такие как секукинумаб и бродалимумаб, были включены для лечения БК средней и тяжелой степени без существенной эффективности по сравнению с контрольной группой [34]. Однако некоторые исследования показали, что некоторые биологические препараты (например, молекулы анти-IL-17 и анти-TNF), используемые для лечения псориаза, повышают риск ВЗК [35–39], в то время как использование других биологических препаратов для псориаза, такие как антитела к IL23/IL39 (гуселькумаб, тилдракизумаб, рисанкизумаб) и ингибитор к IL12/IL-23 (устекинумаб), не были связаны с развитием ВЗК [40].

Более высокая распространенность псориаза у пациентов с БК по сравнению с ЯК [41] заставила нас сосредоточиться главным образом на взаимосвязи между псориазом и болезнью Крона, связанной с дисбиозом кишечного/кожного микробиома.

2. Клинические особенности псориаза и связанного с ним дисбактериоза микробиома кожи и кишечника

Клинические характеристики псориаза различны в зависимости от проявления заболевания. Общие варианты включают бляшечный псориаз, обратный псориаз, каплевидный псориаз, эритродермический псориаз и пустулезный псориаз.

Бляшечный псориаз является наиболее распространенной формой и обнаруживается примерно в 80% случаев [40]. Он проявляется главным образом поражением кожи, характеризующимся хорошо выраженными эритематозными и чешуйчатыми поражениями. Они локализуются на волосистой части головы, туловища и конечностей, в частности на локтях, коленях и крестцовой области [40,42,43].

Обратный псориаз, также называемый интертригинозным псориазом, теряет свой характерный вид чешуек и локализуется во влажной среде кожи, такой как подмышечные, подгрудные и аногенитальные складки [42,44]. Другими локализациями являются ретроаурикулярные складки, локтевые ямки, подколенные ямки, живот, межъягодичная щель и область промежности [45,46].

Каплевидный псориаз характеризуется каплевидными высыпаниями. Около 66% случаев каплевидного псориаза предшествует стрептококковая инфекция группы В.

Эритродермический псориаз — редкая форма заболевания, встречающаяся лишь в 2–3% случаев псориаза [40]. Характеризуется постепенным слиянием бляшек, покрывающих почти 75% тела, красного цвета. Это считается неотложной дерматологической ситуацией, поскольку может сопровождаться электролитными изменениями и шелушением, что может привести к смерти пациента [40].

Пустулезный псориаз представляет собой форму, которая проявляется пустулами, содержащими нейтрофилы, и делится на два подтипа: генерализованный пустулезный псориаз и локализованный пустулезный псориаз, возникающий на ладонях и подошвах [47–49].

Другие клинические проявления псориаза, помимо поражения кожи, включают изменения ногтей и псориатический артрит.

Дисбиоз микробиоты кожи был связан с псориазом, о чем сообщалось в различных исследованиях [50–54]. Они дали противоположные результаты: Gao et al. [54] обнаружили увеличение микробного разнообразия, в то время как другие [51–53] описывают снижение разнообразия, что больше соответствует литературным данным, предполагающим, что снижение разнообразия микробиоты кожи связано с измененным состоянием здоровья [55,56] . Недавний систематический обзор подтвердил общее снижение альфа-разнообразия: более высокое содержание Firmicutes и снижение Actinobacteria у пациентов с псориазом по сравнению со здоровым контролем [57]. На уровне рода Streptococcus, Staphylococcus и Malassezia были связаны с поражением кожи, в то время как наблюдалось снижение числа Cutibacterium [57].

Cutibacterium acnes является доминирующей бактерией в нормальной коже и играет защитную роль, поскольку производит антимикробные продукты и обладает иммуномодулирующей активностью [58]. Уменьшение количества комменсальных бактерий, таких как Staphylococcus epidermidis и Cutibacterium acnes, способствует колонизации Staphylococcus aureus, который, как предполагалось, стимулирует Th17-опосредованное воспаление [54]. Инфекции горла, вызванные Streptococcus pyogenes, вызывают каплевидный псориаз за счет активации Т-клеток, индуцированных суперантигеном [59]. Механизм, с помощью которого Malassezia усугубляет псориаз, до конца не выяснен. Было обнаружено, что компоненты гриба могут привлекать полиморфноядерные лейкоциты и индуцировать высвобождение цитокинов [59].

Связь между дисбиозом кишечной микробиоты и псориазом менее ясна, поскольку не так много исследований, характеризующих состав кишечного микробиома у больных псориазом. Среди них исследование Scher et al. [60], в котором обнаружено значительное снижение (p < 0,05) бактериального разнообразия в кишечнике пациентов с псориазом и псориатическим артритом. Другое исследование [61] обнаружило снижение Akkermansia muciniphila у пациентов с псориазом; этот вид играет защитную роль против воспаления и участвует в укреплении кишечного барьера [61,62]. Дальнейшее исследование показало, что повышенное отношение Firmicutes к Bacteroidetes у пациентов с псориазом коррелирует с наличием более сильного воспаления [63,64]. Напротив, работа Codoner et al. показала увеличение бактериального разнообразия с повышенной представленностью Faecalibacterium, Akkermansia и Ruminococcus и уменьшением Bacteroides [65]. Этот последний род продуцирует полисахарид А и активирует регуляторные Т-клетки [66], поэтому его снижение может быть связано с измененным иммунным ответом. Однако увеличение количества Faecalibacterium не соответствовало увеличению количества видов F. praunitzii, которые были обнаружены на более низких уровнях как у пациентов с псориазом, так и у пациентов с болезнью Крона [65,67]. Этот вид продуцирует бутират, способный ингибировать путь NF-kB и, следовательно, блокировать воспалительную реакцию (таблица 1).

Прим. ред.: Полисахарид А (PSA) - это капсулярный углевод (полисахарид) из комменсальных кишечных бактерий Bacteroides fragilis, который обладает как мощными про- так и противовоспалительными свойствамизависимыми от Т-клеток. PSA способен индуцировать абсцесс и образование спаек в моделях сепсиса, но также может ингибировать астму, воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) и экспериментальный аутоиммунный энцефаломиелит (ЭАЭ) посредством MHCII-зависимой активации CD4+ Т-клеток.

3. Клинические особенности болезни Крона и связанного с ней дисбиоза кишечного микробиома

Болезнь Крона (БК) — это хроническое воспалительное заболевание кишечника, которое может поражать все отделы желудочно-кишечного тракта от рта до перианальной области [68]. Это может вызвать только колит, только илеит или и то, и другое [68]. Локализация заболевания обычно стабильна во времени.

Симптомы неоднородны, неспецифичны и зависят от локализации заболевания и выраженности воспаления; у некоторых пациентов могут быть симптомы, которые предшествуют постановке диагноза БК в течение многих лет [69]. Наиболее распространенными клиническими симптомами являются диарея, боль в животе, утомляемость, потеря веса и анорексия.

Диарея в основном связана со снижением всасывания воды и повышенной секрецией электролитов, в то время как при стриктурной болезни она может быть связана с избыточным бактериальным ростом в тонкой кишке (см. СИБР). Наличие системных признаков, таких как лихорадка высокой степени, связано с септическими осложнениями и внутрибрюшными абсцессами [70]. Потеря веса происходит из-за уменьшения перорального приема и мальабсорбции. Непроходимость кишечника у пациентов со стриктурной болезнью приводит к отсутствию дефекации, что вызывает гиперактивные кишечные шумы, тошноту и рвоту [71]. У трети пациентов имеется перианальное заболевание [72]; Факторами риска, связанными с этим клиническим проявлением, являются женский пол и внекишечные проявления, тогда как более старший возраст при постановке диагноза связан с более низким риском перианальных поражений [73]. Перианальное заболевание может проявляться поражением кожи, поражением анального канала и свищами с абсцессами или без них [70]. Популяционное исследование показало, что кумулятивный риск развития свищей составил 33% через 10 лет и 50% через 20 лет [74]. Свищи и абсцессы связаны с проникающим заболеванием.

Около 43% пациентов имеют внекишечные проявления (локализованные в мышечном и скелетном тракте, а также в ротовой, дерматологической и гепатобилиарной системах), которые могут присутствовать даже до желудочно-кишечных симптомов.

Дисбиоз кишечника, ответственный за воспаление кишечника [75], широко изучался у пациентов с ВЗК и у пациентов с болезнью Крона. В большинстве исследований сообщалось об уменьшении количества бактерий Bacteroides и Firmicutes, в частности принадлежащих к видам Clostridium (17 штаммов групп IV и XIVa и butyricum), и увеличении количества Gammaproteobacteria и Actinobacteria [76–82]. Кроме того, относительное увеличение количества Proteobacteria, главным образом E. coli, наблюдалось у пациентов с болезнью Крона в основном в микробиоте, связанной со слизистой оболочкой, по сравнению с образцами фекалий [83,84].

E. coli, связанная с БК, представляет собой адгезионно-инвазивный штамм E. coli (AIEC). Увеличение количества бактерий, способных прикрепляться к слизистой оболочке кишечника, влияет на проницаемость кишечника, изменяет разнообразие состава кишечной микробиоты и активирует воспалительные реакции [85,86]. В частности, эти штаммы проходят через кишечный барьер, «прилипают» к эпителиальным клеткам и внедряются в них, выживают внутри макрофагов и стимулируют выработку высоких уровней TNF-α [83,84].

Кроме E. coli spp., представители Enterococcus spp., Fusobacterium spp., Streptococcus spp. и Veillonella spp. считались многообещающими маркерами обструкции и воспаления желчных протоков, поэтому их присутствие связывали с первичным склерозирующим холангитом, одним из внекишечных проявлений ВЗК [87]. Кроме того, в различных исследованиях было обнаружено снижение F. prausnitzii, Blautia faecis, Roseburia inulinivorans, Ruminococcus Torques и Clostridium lavalense у пациентов с БК по сравнению со здоровым контролем [87,88]. В частности, низкое количество F. prausnitzii считалось маркером, связанным с более высоким риском рецидива БК подвздошной кишки после операции [89]. F. prausnitzii оказывает противовоспалительное действие, поскольку продуцирует бутират и стимулирует выработку противовоспалительных цитокинов, таких как IL-10, мононуклеарными клетками, блокируя выработку IL-12 и IFN-γ [90].

Кроме того, измененная продукция метаболитов из-за дисбаланса кишечной микробиоты, например, снижение концентрации SCFAs (короткоцепочечных жирных кислот), связана с патогенезом БК. Это снижение влияет на размножение Treg-клеток, которые важны для поддержания иммунного гомеостаза кишечника [91]. Существует также более высокая продукция сероводорода, связанная с увеличением количества сульфатредуцирующих бактерий, которые вызывают повреждение эпителиальных клеток кишечника и способствуют воспалению кишечника [92–95].

Вирусный и грибковый дисбиоз характеризовался увеличением количества вирусов Caudovirales и грибков Candida spp., обнаруженных в кале пациентов с БК по сравнению со здоровым контролем [96,97].

Краткое описание изменений микробиома при псориазе и болезни Крона представлено в таблице 1.

Таблица 1. Изменения микробиома при псориазе и болезни Крона по данным различных исследований.

Болезнь Крона
Псориаз
Увеличение *
Ref
Уменьшение §
Ref
Увеличение *
Ref
Уменьшение §
Ref
[83,84]
[76–82]
[59]
[54]
[87]
[76–82]
[54]
[54]
[87]
[87,88]
[59]
[86,87]
[87]
[87,88]
 
 
[65]
[87]
[87,88]
 
 
 
[65,67]
 
 
[87,88]
 
 
 
 
 
 
 
[87,88]
 
 
 
 

* виды, связанные с воспалительным действием; § виды, обладающие защитным иммуномодулирующим действием.

4. Роль нарушений кишечной микробиоты при псориазе и болезни Крона

Какова роль нарушения микробиома кишечника в управлении иммунным патогенезом как при псориазе, так и при болезни Крона?

Хорошо известно, что микробиота играет ведущую роль в патогенезе многих заболеваний [98]. В частности, различные исследования свидетельствуют о связи между состоянием здоровья кишечника и кожи, которая подразумевается в патофизиологии многих хронических воспалительных заболеваний [99-102]. Гипотеза состоит в том, что микробиом кишечника отвечает за гомеостаз кожи и аллостаз [99,103].

Даже если полный механизм связи между кишечником и кожей до конца не изучен, сообщалось, что микробиота кишечника влияет на здоровье кожи, вызывая дисбаланс иммунной системы [99]. Кишечная микробиота может фактически определять направление дифференцировки наивных CD4+ Т-клеток в эффекторные Т-клетки или Treg-клетки. Баланс между Treg и эффекторными Т-клетками, такими как Th1, Th2 и Th17, очень важен для поддержания иммунного гомеостаза. Производство некоторых метаболитов определенными бактериями, присутствующими в кишечнике, такими как Bacteroides spp. и Faecalibacterium prausnitzii вызывает увеличение количества регуляторных Т-клеток и, следовательно, улучшает противовоспалительный ответ [104], в то время как присутствие сегментированных нитчатых бактерий (SFB) вызывает увеличение провоспалительных клеток Th17 и Th1.

Итак, история может начаться с изменения микробиоты кишечника: аномальные уровни комменсальных кишечных бактерий вызывают дисбаланс популяций Т-клеток, что может привести к нарушению кожного гомеостаза и вызвать системное воспаление как кожи, так и кишечника [105,106].

Какая связь между дисбиозом кишечника и болезнью Крона?

Причина, определяющая переход от симбиоза к дисбиозу, не совсем понятна, даже если постулируется генетическая предрасположенность, диета и/или факторы окружающей среды [107].

При воспалительном заболевании, таком как болезнь Крона, генетическая предрасположенность, связанная с полиморфизмом генов сигнальных путей NOD2 и NF-kB, приводит к дисфункции эпителиального барьера. В этот момент содержимое просвета получает доступ к собственной пластинке, побуждая дендритные клетки активировать воспалительные Т-клетки, такие как Th1, Th2 и Th17. Они продуцируют воспалительные цитокины, такие как IFN-γ, TNF-α, IL-4, IL-6, IL-21 и IL-22. Кроме того, макрофаги продуцируют IL-12 и IL-23 [69] (рис. 1). Более того, дисбиоз изменяет продукцию различных метаболитов в кишечнике, увеличивая, например, количество сероводорода, что коррелирует с воспалением слизистой оболочки, поскольку он ингибирует выработку бутирата [108]. Затем кишечные анаэробы, переваривающие карнитин и фосфатидилколин, введенные с пищей, производят триметиламин-N-оксид (ТМАО), который способствует воспалению слизистой оболочки [109]. Наоборот, наблюдалось снижение метаболитов с защитной ролью, таких как бутират и пропионат, которые в норме стимулируют размножение регуляторных Т-клеток [110]. Кроме того, окислительный стресс, возникающий при дисбактериозе кишечника и связанный с увеличением количества окислительных свободных радикалов, является механизмом, который предрасполагает пациентов к патогенезу [111]. Было высказано предположение, что изменение микробиоты кишечника увеличивает выработку оксида азота и синтаз оксида азота, которые влияют на систему репарации ДНК и вызывают дисфункцию клеточных мембран [111].

Связь между дисбактериозом кишечной микробиоты, нарушением регуляции иммунного ответа, болезнью Крона и псориазом

Рисунок 1. Связь между дисбактериозом кишечной микробиоты, нарушением регуляции иммунного ответа, болезнью Крона и псориазом.

Связан ли дисбактериоз кишечника и последующее иммунное изменение при болезни Крона с патологией псориаза или наоборот?

Одна из гипотез состоит в том, что гиперпродукция Th1-цитокинов во время воспалительного заболевания кишечника может быть тесно связана с псориазом, при этом центральная роль приписывается классу Т-клеток памяти, характеризующихся наличием кожного лимфоцитарно-ассоциированного антигена (CLA) на их поверхности (CLA+ Т-лимфоциты) и ответственных за наведение на кожу [112, 113] (рисунок 1).

Примечание: CLA+ Т-лимфоциты, которые обитают в коже, преимущественно экспрессируют CCR4 и CCR10. Лиганд CCR4 CCL22 вырабатывается резидентными дермальными макрофагами и дендритными клетками, тогда как лиганд CCR10 CCL27 вырабатывается кератиноцитами. Сообщалось, что блокирование обоих этих путей, но не одного из них по отдельности, ингибирует рекрутирование лимфоцитов в кожу в модели гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ). Это означает, что эти две молекулы действуют избыточно, а также независимо от воспалительных хемокинов.

При воздействии цитокиновой воспалительной среды и/или антигенов, ассоциированных с кожей, и/или микробных антигенов эти Т-клетки, которые циркулируют между кровью и кожей, реагируют активацией клеток Th17 и Th9, которые продуцируют IL-17 и IL-9 соответственно [114] - важные медиаторы патогенеза псориаза [115]. IL-15, продуцируемый поврежденными кератиноцитами, и IL-23, продуцируемый дендритными клетками, еще больше расширяют популяцию Th17, способствуя развитию воспалительной петли, лежащей в основе поражений псориазом [116]. Высвобождаемые воспалительные цитокины, такие как IL-17A, IL-17F, TNFα, IFN-α и IL-22, являются триггером гиперпролиферации кератиноцитов и утолщения кожи, которые характеризуют псориатические поражения [117, 118] (рис. 1).

Другая гипотеза, постулируемая для объяснения механизма, с помощью которого дисбактериоз кишечника может вызывать патогенез псориаза, включает повышенную проницаемость, которая позволяет кишечным бактериям и/или их метаболитам достигать кровообращения и кожи [99,119]. В подтверждение этой теории ДНК кишечных бактерий была обнаружена в кровотоке пациентов с хроническими кожными заболеваниями, что способствует воспалительной реакции [65,99]. Аналогичным образом, метаболиты кишечных бактерий могут получить доступ к крови и накапливаться в коже, снижая синтез кератина и дифференцировку эпидермиса [99, 120]. Дисбактериоз микробиоты кишечника может способствовать повышению проницаемости кишечника, улучшая транслокацию бактерий, что может вызвать воспалительную реакцию [119–122]. Транслокация может происходить не только через кишечный эпителиальный барьер, но также через дендритные и М-клетки [123]. Эти бактерии могут не размножаться, но, тем не менее, способны поддерживать состояние низкого хронического воспаления у пациента. Они иногда выделяют части своих клеточных стенок, такие как липополисахарид (ЛПС) и/или липотейхоевая кислота (LTA), которые активируют врожденный и адаптивный иммунитет, индуцируя выработку воспалительных цитокинов и хемокинов и способствуя устойчивому хроническому воспалительному статусу низкой степени тяжести в организме хозяина, что, в свою очередь, вызывает образование псориатических бляшек [124,125].

Некоторые метаболиты, такие как пропионат, ацетат и бутират, образующиеся при переваривании питательных веществ в кишечнике, играют важную роль во влиянии на состав микробиома кожи. Отсутствие этих короткоцепочечных жирных кислот может быть причиной изменения кожной комменсальной микробиоты.

Врожденная иммунная система присутствует в коже с помощью различных рецепторов, таких как Toll-подобные рецепторы (TLRs), рецепторы распознавания образов (PRRs), белки распознавания протеогликанов (PGRPs), и способна распознавать измененную кожную микробиоту, микробы или микробные антигены, перемещенные из кишечника [126] и запускать измененные врожденные и адаптивные иммунные реакции [58] (рис. 1).

5. Выводы

Установление на основе этих исследований причинно-следственной связи между болезнью Крона и псориазом после дисбактериоза кишечной микробиоты и изменения иммунных реакций все еще остается загадкой. Мы могли бы сказать, что мы сталкиваемся с примером извечной дилеммы «курица или яйцо».

Псориаз связан с системным воспалением, которое может вызвать изменения в слизистой оболочке кишечника и, как следствие, повлиять на иммунный гомеостаз кишечника. С другой стороны, нарушение равновесия микробиома кишечника, на которое влияют диета, окружающая среда и генетическая предрасположенность, запускает провоспалительную среду в кишечнике, ответственную за хроническое воспаление кишечника (болезнь Крона) и способную вызвать системное воспаление, которое может привести к воспалению кожи. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить точный задействованный механизм.

Однако, если эти заболевания опосредованы измененным составом кишечной микробиоты, ее связь с иммунитетом хозяина (местным и системным) и ее модуляция представляют собой отличную возможность улучшить их исход.

Учитывая, что и псориаз, и болезнь Крона связаны с устойчивой иммунной дисфункцией, вызванной дисбактериозом кишечной микробиоты, который может негативно влиять на иммунологический гомеостаз, восстановление нормального состава микробиоты имеет решающее значение для терапии заболевания, даже если учитываются генетические, эпигенетические и экологические факторы риска.

Дополнительная информация:

Литература

  1. Makredes, M.; Robinson, D.; Bala, M.; Kimball, A.B. The burden of autoimmune disease: A comparison of prevalence ratios in patients with psoriatic arthritis and psoriasis. J. Am. Acad. Dermatol. 2009, 61, 405–410. https://doi.org/10.1016/j.jaad.2009.02.015.
  2. Stolwijk, C.; Essers, I.; van Tubergen, A.; Boonen, A.; Bazelier, M.T.; De Bruin, M.L.; de Vries, F. The epidemiology of extraarticular manifestations in ankylosing spondylitis: A population-based matched cohort study. Ann. Rheum. Dis. 2015, 74, 1373– 1378. https://doi.org/10.1136/annrheumdis-2014-205253.
  3. Skroza, N.; Proietti, I.; Pampena, R.; La Viola, G.; Bernardini, N.; Nicolucci, F.; Tolino, E.; uber, S.; Soccodato, V.; Potenza, C. Correlations between psoriasi sans inflammatory bowel diseases. Biomed. Res. Int. 2013, 2013, 983902, https://doi.org/10.1155/2013/983902.
  4. Christophers, E. Comorbidities in psoriasis. Clin. Dermatol. 2007, 25, 529–534, https://doi.org/10.4103/0378-6323.115506.
  5. Lee, F.I.; Bellary, S.V.; Francis, C. Increased occurrence of psoriasis in patients with Crohn’s disease and their relatives. Am. J. Gastroenterol. 1990, 85, 962–963.
  6. Nestle, F.O.; Kaplan, D.H.; Baker, J. Psoriasis. N. Engl. J. Med. 2009, 361, 496–509.
  7. Bassukas, I.D.; Gaitanis, G.; Katsanos, K.H.; Christodoulou, D.K.; Tsianos, E.; Vlachos, C. Psoriasis and inflammatory bowel disease: Links and risks. Psoriasis 2016, 6, 73–92. https://doi.org/10.2147/PTT.S85194.
  8. Baumgart, D.C.; Sandborn, W.J. Inflammatory bowel disease: Clinical aspects and established and evolving therapies. Lancet 2007, 369, 1641–1657. https://doi.org/10.1016/s0140-6736(07)60751-x.
  9. Boehncke, W.H.; Schon, M.P. Psoriasis. Lancet 2015, 386, 983–989, https://doi.org/10.1016/S0140-6736(14)61909-7.
  10. Shah, S.C.; Khalili, H.; Gower-Rousseau, C.; Olen, O.; Benchimol, E.I.; Lynge, E.; Nielsen, K.R.; Brassard, P.; Vutcovici, M.; Bitton, A.; et al. Sex-Based Differences in Incidence of Inflammatory Bowel Diseases—Pooled Analysis of Population-Based Studies from Western Countries. Gastroenterology 2018, 155, 1079–1089.e3. https://doi.org/10.1053/j.gastro.2018.06.043.
  11. Beeson, P.B. Age and sex associations of 40 autommnune diseases. Am. J. Med. 1994, 96, 457–462, https://doi.org/10.1016/0002- 9343(94)90173-2.
  12. Molodecky, N.A.; Soon, I.S.; Rabi, D.M.; Ghali, W.A.; Ferris, M.; Chernoff, G.; Benchimol, E.I.; Panaccione, R.; Ghosh, S.; Barkema, H.W.; et al. Increasing Incidence and Prevalence of the Inflammatory Bowel Diseases with Time, Based on Systematic Review. Gastroenterology 2012, 142, 46–54.e42. https://doi.org/10.1053/j.gastro.2011.10.001.
  13. Loftus, E.V. Clinical epidemiology of inflammatory bowel disease: Incidence prevalence, and environmental influences. Gastroenterology 2004, 126, 1504–1517, https://doi.org/10.1053/j.gastro.2004.01.063.
  14. Parisi, R.; Symmons, D.P.M.; Griffiths, C.E.M.; Ashcroft, D.M.; Identification and Management of Psoriasis and Associated ComorbidiTy (IMPACT) project team. Global epidemiology of psoriasis: A systematic review of incidence and prevalence. J. Invest. Dermatol. 2013, 133, 377–385, https://doi.org/10.1038/jid.2012.339.
  15. Hampe, J.; Heymann, K.; Krawczak, M.; Schreiber, S. Association of inflammatory bowel disease with indicators for childhood antigen and infection exposure. Int. J. Colorectal. Dis. 2003, 18, 413–417. https://doi.org/10.1007/s00384-003-0484-1.
  16. Bridger, S.; Lee, J.C.; Bjarnason, I.; Jones, J.E.; Macpherson, A.J. In siblings with similar genetic susceptibility for inflammatory bowel disease, smokers tend to develop Crohn’s disease and non-smokers develop ulcerative colitis. Gut 2002, 51, 21–25, https://doi.org/10.1136%2Fgut.51.1.21.
  17. Barclay, A.R.; Russell, R.K.; Wilson, M.L.; Gilmour, W.H.; Satsangi, J.; Wilson, D.C. Systematic Review: The Role of Breastfeeding in the Development of Pediatric Inflammatory Bowel Disease. J. Pediatr. 2009, 155, 421–426. https://doi.org/10.1016/j.jpeds.2009.03.017.
  18. Hviid, A.; Svanström, H.; Frisch, M. Antibiotic use and inflammatory bowel diseases in childhood. Gut 2011, 60, 49–54. https://doi.org/10.1136/gut.2010.219683.
  19. Mrowietz, U.; Steinz, K.; Gerdes, S. Psoriasis: To treat or to manage? Exp. Dermatol. 2014, 23, 705–709, https://doi.org/10.1111/exd.12437.
  20. Chandra, A.; Ray, A.; Senapati, S.; Chatterjee, R. Genetic and epigenetic basis of psoriasis pathogenesis. Mol. Immunol. 2015, 64, 313–323. https://doi.org/10.1016/j.molimm.2014.12.014.
  21. Imielinski, M.; Baldassano, R.N.; Griffiths, A.; Russell, R.K.; Annese, V.; Dubinsky, M.; Kugathasan, S.; Bradfield, J.P.; Walters, T.D.; Sleiman, P.; et al. Common variants at five new loci associated with early-onset inflammatory bowel disease. Nat. Genet. 2009, 41, 1335–1340. https://doi.org/10.1038/ng.489.
  22. Liang, Y.; Sarkar, M.K.; Tsoi, L.C.; Gudjonsson, J.E. Psoriasis: A mixed autoimmune and autoinflammatory disease. Curr. Opin. Immunol. 2017, 49, 1–8. https://doi.org/10.1016/j.coi.2017.07.007.
  23. Greb, J.E.; Goldminz, A.M.; Elder, J.T.; Lebwohl, M.G.; Gladman, D.D.; Wu, J.J.; Meha, N.N.; Finlay, A.Y.; Gottlieb, A.B. Psoriasis. Nat. Rev. Dis. Primers 2016, 2, 16082, https://doi.org/10.1038/nrdp.2016.82.
  24. Tsoi, L.C.; Stuart, P.E.; Tian, C.; Gudjonsson, J.E.; Das, S.; Zawistowski, M.; Ellinghaus, E.; Barker, J.N.; Chandran, V.; Dand, N.; et al. Large scale meta-analysis characterizes genetic architecture for common psoriasis associated variants. Nat. Commun. 2017, 8, 1–8. https://doi.org/10.1038/ncomms15382.
  25. de Lange, K.M.; Moutsianas, L.; Lee, J.C.; A Lamb, C.; Luo, Y.; A Kennedy, N.; Jostins, L.; Rice, D.L.; Gutierrez-Achury, J.; Ji, S.- G.; et al. Genome-wide association study implicates immune activation of multiple integrin genes in inflammatory bowel disease. Nat. Genet. 2017, 49, 256–261. https://doi.org/10.1038/ng.3760.
  26. Franke, A.; McGover, D.P.; Barrett, J.C.; Wang, K.; Radford-Smith, G.L. Genome-wide meta-analysis increases to 71 the number of confirmed Crohn’s disease susceptibility loci. Nat. Genet. 2010, 42, 1118–1125, https://doi.org/10.1038/ng.717.
  27. Ellinghaus,D.; Ellinghaus, E.; Nair, P.; Stuart, P.E.; Esko, T.; et al. Combined analysis of genome wide association studies for Crohn disease and psoriasis identified seven hared susceptibility loci. Am. J Hum Genet. 2013, 90, 636–647, https://doi.org/10.1016/j.ajhg.2012.02.020.
  28. Binus, A.M.; Han, J.; Qamar, A.A.; Mody, E.A.; Holt, E.W.; Qureshi, A.A. Associated comorbidities in psoriasis and inflammatory bowel disease. J. Eur. Acad. Dermatol. Venereol. 2012, 26, 644–650. https://doi.org/10.1111/j.1468-3083.2011.04153.x.
  29. Abuabara, K.; Azfar, R.S.; Shin, D.B.; Neimann, A.L.; Troxel, A.B.; Gelfand, J.M. Cause-specific mortality in patients with severe psoriasis: A population-based cohort study in the U.K. Br. J. Dermatol. 2010, 163, 586–592. https://doi.org/10.1111/j.1365- 2133.2010.09941.x.
  30. Onumah, N.; Kircik, L.H. Psoriasis and its comorbidities. J. Drugs Dermatol. 2012, 11, S5–S10.
  31. Gisondi, P.; Fostini, A.C.; Fossà, I.; Girolomoni, G.; Targher, G. Psoriasis and the metabolic syndrome. Clin. Dermatol. 2018, 36, 21–28. https://doi.org/10.1016/j.clindermatol.2017.09.005.
  32. Vavricka, S.R.; Rogler, G.; Gantenbein, C.; Spoerri, M.; Vavricka, M.P.; Navarini, A.A.; French, L.E.; Safroneeva, E.; Fournier,N.; Straumann, A.; Froehlich, F.; Fried, M.; Michetti, P.; Seibold, F.; Lakatos, P.L.; Peyrin-Biroulet, L.; Schoepfer, A.M. Chronological order of appearance of extra intestinal manifestations relative to the time of IBD diagnosis in the Swiss inflammatory bowel disease cohort. Inflamm. Bowel Dis. 2015, 21, 1794–1800, https://doi.org/10.1097/mib.0000000000000429.
  33. Harbord, M.; Annese, V.; Vavricka, S.R.; Allez, M.; Barreiro de Acosta, M.; Boberg, K.M.; Burisch, J.; De Vos, M.; De Vries, A.M.; et al. The First European Evidence-based Consensus on Extra-intestinal Manifestations in Inflammatory Bowel Disease. J. Crohns Colitis 2016, 10, 239–254, https://doi.org/10.1093/ecco-jcc/jjv213.
  34. Targan, S.R.; Feagan, B.G.; Vermeire, S.; Panaccione, R.; Melmed, G.Y.; Blosch, C.; Newmark, R.; Zhang, N.; Chon, Y.; Lin, S.H.; Klekotka, P. Mo2083 a randomized, placebo-controlled study to evaluate the safety, tolerability, and efficacy of AMG 827 in subjects with moderate to severe Crohn’s disease. Gastroenterology 2012, 143, e26, https://doi.org/10.1053/j.gastro.2012.07.084.
  35. Hueber, W.; Sands, B.E.; Lewitzky, S.; Vandemeulebroecke, M.; Reinisch, W. Secukinumab, a human anti-IL-17A monoclonal antibody, for moderate to severe Crohn’s disease: Unexpected results of a randomized, double-blind placebo-controlled trial. Gut 2012, 61, 1693–1700, https://doi.org/10.1136/gutjnl-2011-301668.
  36. Reich, K.; Leonardi, C.; Langley, R.G.; Warren, R.B.; Bachelez, H.; Romiti, R.; Ohtsuki, M.; Xu, W.; Acharya, N.; Solotkin, K.; et al. Inflammatory bowel disease among patients with psoriasis treated with ixekizumab: A presentation of adjudicated data from an integrated database of 7 randomized controlled and uncontrolled trials. J. Am. Acad. Dermatol. 2017, 76, 441–448.e2. https://doi.org/10.1016/j.jaad.2016.10.027.
  37. Wendling, D.; Joshi, A.; Reilly, P.; Jalundhwala, Y.J.; Mittal, M.; Bao, Y. Comparing the risk of developing uveitis in patients initiating anti-tumor necrosis factor therapy for ankylosing spondylitis: An analysis of a large US claims database. Curr. Med Res. Opin. 2014, 30, 2515–2521. https://doi.org/10.1185/03007995.2014.969368.
  38. Tolu, S.; Rezvani, A.; Hindioglu, N.; Korkmaz, M.C. Etanercept-induced Crohn’s disease in ankylosing spondylitis: A case report and review of the literature. Rheumatol. Int. 2018, 38, 2157–2162. https://doi.org/10.1007/s00296-018-4165-3.
  39. Nehring, P.; Przybylkowsk, A. Is psoriasis treatment a risk factor for inflammatory bowel disease? Pharmaceut. Med. 2020, 34, 257–262, https://doi.org/10.1007/s40290-020-00340-1.
  40. Armstrong, A.W.; Read, C. Pathophysiology, clinical presentation and treatment of psoriasis. A review. JAMA 2020, 323, 1945– 1960, https://doi.org/10.1001/jama.2020.4006.
  41. Alinaghi, F.; Tekin, H.G.; Burisch, J.; Wu, J.J.; Thysse, J.P.; Egeberg, A. Globl prevalence and bidirectional association between psoriasis and inflammatory bowel disease- a systematic review and meta-analysis. J. Crohns Colitis 2020, 14, 351–360, https://doi.org/10.1093/ecco-jcc/jjz152.
  42. Ljubenovic, M.; Lazarevic, V.; Golubovic, M.; Binic, I. Integrative Approach to Psoriasis Vulgaris. Holist. Nurs. Pract. 2018, 32, 133–139. https://doi.org/10.1097/hnp.0000000000000180.
  43. Tonini, A.; Gualtieri, B.; Panduri, S.; Romanelli, M.; Chiricozzi, A. A new class of biologic agents facing the therapeutic paradigm in psoriasis: anti-IL-23 agents. Expert Opin. Biol. Ther. 2018, 18, 135–148. https://doi.org/10.1080/14712598.2018.1398729.
  44. Micali, G.; Verzì, A.E.; Giuffrida, G.; Panebianco, E.; Musumeci, M.L.; Lacarrubba, F. Inverse Psoriasis: From Diagnosis to Current Treatment Options. Clin. Cosmet. Investig. Dermatol. 2019, 12, 953–959. https://doi.org/10.2147/ccid.s189000.
  45. Khosravi, H.; Siegel, M.; Van Voorhees, A.S.; Merola, J.F. Treatment of Inverse/Intertriginous Psoriasis: Updated Guidelines from the Medical Board of the National Psoriasis Foundation. J. Drugs Dermatol. 2017, 16, 760–766.
  46. Singh, R.; Koppu, S.; Perche, P.O.; Feldman, S.R. The Cytokine Mediated Molecular Pathophysiology of Psoriasis and Its Clinical Implications. Int. J. Mol. Sci. 2021, 22, 12793. https://doi.org/10.3390/ijms222312793.
  47. Ladizinski, B.; Lee, K.C.; Wilmer, E.; Alavi, A.; Mistry, N.; Sibbald, R.G. A Review of the Clinical Variants and the Management of Psoriasis. Adv. Skin. Wound Care 2013, 26, 271–284. https://doi.org/10.1097/01.asw.0000429778.10020.67.
  48. Hoegler, K.M.; John, A.M.; Handler, M.Z.; Schwartz, R.A. Generalized pustular psoriasis: A review and update on treatment. J. Eur. Acad. Dermatol. Venereol. 2018, 32, 1645–1651. https://doi.org/10.1111/jdv.14949.
  49. Wang, W.-M.; Jin, H.-Z. Biologics in the treatment of pustular psoriasis. Expert Opin. Drug Saf. 2020, 19, 969–980. https://doi.org/10.1080/14740338.2020.1785427.
  50. Alekseyenko, A.V.; Perez-Perez, G.I.; De Souza, A.; Strober, B.; Gao, Z.; Bihan, M.; Li, K.; Methé, B.A.; Blaser, M.J. Community differentiation of the cutaneous microbiota in psoriasis. Microbiome 2013, 1, 31. https://doi.org/10.1186/2049-2618-1-31.
  51. Statnikov, A.; Alekseyenko, A.V.; Li, Z.; Henaff, M.; Perez-Perez, G.I.; Blaser, M.J.; Aliferis, C.F. Microbiomic Signatures of Psoriasis: Feasibility and Methodology Comparison. Sci. Rep. 2013, 3, 2620. https://doi.org/10.1038/srep02620.
  52. Takemoto, A.; Cho, O.; Morohoshi, Y.; Sugita, T.; Muto, M. Molecular characterization of the skin fungal microbiome in patients with psoriasis. J. Dermatol. 2015, 42, 166–170. https://doi.org/10.1111/1346-8138.12739.
  53. Chang, H.W.; Yan, D.; Singh, R.; Liu, J.; Lu, X.; Ucmack, D.; Lee, K.; Afifim L.; Fadrosh, D.; Leech, J. et al Alteration of the cutaneous microbiome in psoriasis and potential role in Th17 polarization. Microbiome 2018, 6,154, https://doi.org/10.1186/s40168-018-0533-1.
  54. Gao, Z.; Tseng, C.-H.; Strober, B.E.; Pei, Z.; Blaser, M.J. Substantial Alterations of the Cutaneous Bacterial Biota in Psoriatic Lesions. PLoS ONE 2008, 3, e2719–e2719. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0002719.
  55. Dréno, B.; Pécastaings, S.; Corvec, S.; Veraldi, S.; Khammari, A.; Roques, C. Cutibacterium acnes (Propionibacterium acnes) and acne vulgaris: A brief look at the latest updates. J. Eur. Acad. Dermatol. Venereol. 2018, 32 (Suppl. 2), 5–14. https://doi.org/10.1111/jdv.15043.
  56. Wallen-Russell, C.; Wallen-Russell, S. Meta Analysis of Skin Microbiome: New Link between Skin Microbiota Diversity and Skin Health with Proposal to Use This as a Future Mechanism to Determine Whether Cosmetic Products Damage the Skin. Cosmetics 2017, 4, 14. https://doi.org/10.3390/cosmetics4020014.
  57. Yerushalmi, M.; Elalouf, O.; Anderson, M.; Chandran, V. The skin microbiome in psoriatic disease: A systematic review and critical appraisal. J. Transl. Autoimmun. 2019, 2, 100009. https://doi.org/10.1016/j.jtauto.2019.100009.
  58. Christensen, G.J.M.; Bruggermann, H. Bacterial skin commensals and their role as host guardians. Benef. Microbes 2014, 5, 201, https://doi.org/10.3920/bm2012.0062.
  59. Lewis, D.J.; Chan, W.H.; Hinojosa, T.; Hsu, S.; Feldman, S.R. Mechanisms of microbial pathogenesis and the role of the skin microbiome in psoriasis: A review. Clin. Dermatol. 2019, 37, 160–166. https://doi.org/10.1016/j.clindermatol.2019.01.011.
  60. Scher, J.U.; Ubeda, C.; Artacho, A.; Attur, M.; Isaac, S.; Reddy, S.M.; Marmon, S.; Neimann, A.; Brusca, S.; Patel, T.; et al. Decreased Bacterial Diversity Characterizes the Altered Gut Microbiota in Patients with Psoriatic Arthritis, Resembling Dysbiosis in Inflammatory Bowel Disease. Arthritis Rheumatol. 2015, 67, 128–139. https://doi.org/10.1002/art.38892.
  61. Tan, L.; Zhao, S.; Zhu, W.; Wu, L.; Li, J.; Shen, M.; Lei, L.; Chen, X.; Peng, C. The Akkermansia muciniphila is a gut microbiota signature in psoriasis. Exp. Dermatol. 2018, 27, 144–149. https://doi.org/10.1111/exd.13463.
  62. Li, J.; Lin, S.; Vanhoutte, P.M.; Woo, C.W.; Xu, A. Akkermansia muciniphila protects against atherosclerosis by preventing meta- bolic endotoxemia-induced inflammation I ape-/-mice. Circulation 2016, 133, 2434–2446, https://doi.org/10.1161/circula- tionaha.115.019645.
  63. Benhadou, F.; Minto, D.; Schnerbert, B.; Thio, H.B. Psoriasis and microbiota: A systematic review. Diseases 2018, 6, 47, https://doi.org/10.3390%2Fdiseases6020047.
  64. Boulangé, C.L.; Neves, A.L.; Chilloux, J.; Nicholson, J.K.; Dumas, M.-E. Impact of the gut microbiota on inflammation, obesity, and metabolic disease. Genome Med. 2016, 8, 42. https://doi.org/10.1186/s13073-016-0303-2.
  65. Codoñer, F.M.; Ramírez-Bosca, A.; Climent, E.; Carrión-Gutierrez, M.; Guerrero, M.; Pérez-Orquín, J.M.; De La Parte, J.H.; Genovés, S.; Ramón, D.; Navarro-López, V.; et al. Gut microbial composition in patients with psoriasis. Sci. Rep. 2018, 8, 3812. https://doi.org/10.1038/s41598-018-22125-y.
  66. Mosca, A.; Leclerc, M; Hugot, J.P. Gut microbiota diversity and human diseases: Should we reintroduce key predators in our ecosystem? Front. Microbiol. 2016, 7, 455, https://doi.org/10.3389/fmicb.2016.00455.
  67. Eppinga, H.; Sperna Weiland, C.J.; Thio, H.B.; van der Woude, J.; Nijste, T.E.C.; Peppelenbosch, M.P.; Kostantinov, S.R. Similar depletion of protective Faecalibacterium prausnitzii in psoriasis and inflammatory bowel disease but not in hidradenitis suppurativa. J. Crohn Colitis 2016, 10, 1067–1075, https://doi.org/10.1093/ecco-jcc/jjw070.
  68. Gajendran, M.; Loganathan, P.; Catinella, A.P.; Hashash, J.G. A comprehensive review and update on Crohn's disease. Dis. A. Mon. 2018, 64, 20–57. https://doi.org/10.1016/j.disamonth.2017.07.001.
  69. Danese, S.; Fiorino, G.; Mary, J.-Y.; Lakatos, P.; D’Haens, G.; Moja, L.; D’Hoore, A.; Panes, J.; Reinisch, W.; Sandborn, W.J.; et al. Development of Red Flags Index for Early Referral of Adults with Symptoms and Signs Suggestive of Crohn’s Disease: An IOIBD Initiative. J. Crohn Colitis 2015, 9, 601–606. https://doi.org/10.1093/ecco-jcc/jjv067.
  70. Torres, J.; Mehandru, S.; Colombel, J.F.; Peyrin-Biroulet, L. Crohn’s disease. Lancet 2017, 389, 1741–1755, https://doi.org/10.1016/S0140-6736(16)31711-1.
  71. Roda, G.; Ng, S.C.; Kotze, P.G.; Argollo, M.; Panaccione, R.; Spinelli, A.; Kaser, A.; Peyrin-Biroulet, L.; Danese, S. Crohn’s disease. Nat. Rev. Dis Primers 2020, 6, 22, https://doi.org/10.1038/s41572-020-0156-2.
  72. Eglinton, T.W.; Barclay, M.L.; Gearry, R.B.; Frizelle, F.A. The Spectrum of Perianal Crohn’s Disease in a Population-Based Cohort. Dis. Colon Rectum 2012, 55, 773–777. https://doi.org/10.1097/dcr.0b013e31825228b0.
  73. Ott, C.; Schölmerich, J. Extraintestinal manifestations and complications in IBD. Nat. Rev. Gastroenterol. Hepatol. 2013, 10, 585– 595. https://doi.org/10.1038/nrgastro.2013.117.
  74. Zallott, C.; Peyrin-Biroulet, L. Clinical risk factors for complicated disease: How reliable are they? Dig. Dis. 2012, 30, 67–72, https://doi.org/10.1159/000342608.
  75. Vich Vila, A.; Imhann, F.; Collij, V.; Jankipersading, S.A.; Gurry, T.; Mujagic, Z.; Kurilshikov, A.; Bonder, M.J.; Jiang, X.; Tigchelaar, E.F.; Dekens, J. et al. Gut microbiota composition and functional changes in inflammatory bowel disease and irritable bowel syndrome. Sci. Transl. Med. 2018, 10, eaap8914, https://doi.org/10.1126/scitranslmed.aap8914.
  76. De Souza, H.S.P.; Fiocchi, C. Immunopathogenesis of IBD: Current stat of the art. Nat. Rev. Gastroenterol. Hepatol. 2016, 13, 13–27, https://doi.org/10.1038/nrgastro.2015.186.
  77. Pascal, V.; Pozuelo, M.; Borruel, N.; Casellas, F.; Campos, D.; Santiago, A.; Martinez, X.; Varela, E.; Sarrabayrouse, G.; Machiels, K.; et al. A microbial signature for Crohn's disease. Gut 2017, 66, 813–822. https://doi.org/10.1136/gutjnl-2016-313235.
  78. Kostic, A.D.; Xavier, R.J.; Gevers, D. The Microbiome in Inflammatory Bowel Disease: Current Status and the Future Ahead. Gastroenterology 2014, 146, 1489–1499. https://doi.org/10.1053/j.gastro.2014.02.009.
  79. Sheehan, D.; Moran, C.; Shanahan, F. The microbiota in inflammatory bowel disease. J. Gastroenterol. 2015, 50, 495–507, https://doi.org/10.1007/s00535-015-1064-1.
  80. Frank, D.N.; St Amand, A.L.; Feldman, R.A.; Boedeker, E.C.; Harpaz, N.; Pace, N.R. Molecular-phylogenetic characterization of microbial community imbalances in human inflammatory bowel diseases. Proc. Natl. Acad. Sci. USA 2007, 104, 13780–13785. https://doi.org/10.1073/pnas.0706625104.
  81. Walker, A.W.; Sanderson, J.D.; Churcher, C.; Parkes, G.C.; Hudspith, B.N.; Rayment, N.; Brostoff, J.; Parkhill, J.; Dougan, G.; Petrovska, L. High-troughput clone library analysis of the mucosa associated microbiota reveals dysbiosis and differences between inflamed and noninflamed regions of the intestine in inflammatory bowel disease. BMC Microbiol. 2011, 11, 7, https://doi.org/10.1186/1471-2180-11-7.
  82. Manichanh, C.; Rigottier-Gois, L.; Bonnaud, E.; Gloux, K.; Pelletier, E.; Frangeul, L.; Nalin, R.; Jarrin, C.; Chardon, P.; Marteau, P.; et al. Reduced diversity of faecal microbiota in Crohn’s disease revealed by a metagenomic approach. Gut 2006, 55, 205–211. https://doi.org/10.1136/gut.2005.073817.
  83. Darfeuille-Michaud, A.; Boudeau, J.; Bulois, P.; Neut, C.; Glasser, A.-L.; Barnich, N.; Bringer, M.-A.; Swidsinski, A.; Beaugerie, L.; Colombel, J.-F. High prevalence of adherent-invasive Escherichia coli associated with ileal mucosa in Crohn’s disease. Gastroenterology 2004, 127, 412–421. https://doi.org/10.1053/j.gastro.2004.04.061.
  84. Lapaquette, p.; Glasser, A.L.; Huett, A.; Xavier, R.J.; Darfeuille-Michaud, A. Crohn’s disease-associated adherent-invasive E. coli are selectively favoured by impaired autophagy to replicate intracellularly. Cell. Microbiol. 2010, 12, 99–113, https://doi.org/10.1111/j.1462-5822.2009.01381.x.
  85. Ahmed, I.; Roy, B.C.; Khan, S.A.; Septer, S.; Umar, S. Microbiome, Metabolome and Inflammatory Bowel Disease. Microorganisms 2016, 4, 20. https://doi.org/10.3390/microorganisms4020020.
  86. Nishida, A.; Inoue, R.; Inatomi, O.; Bamba, S.; Naito, Y.; Andoh, A. Gut microbiota in the pathogenesis of inflammatory bowel disease. Clin. J. Gastroenterol. 2018, 11, 1–10. https://doi.org/10.1007/s12328-017-0813-5.
  87. Vieira-Silva, S.; Sabino, J.; Valles-Colomer, M.; Falony, G.; Kathagen, G.; Caenepeel, C.; Cleynen, I.; Van der Merwe, S.; Vermeire, S.; Raes, J. Quantitative microbiome profiling disentangles inflammation- and bile duct obstruction-associated microbiota alterations across PSC/IBD diagnoses. Nat. Microbiol. 2019, 4, 1826–1831. https://doi.org/10.1038/s41564-019-0483-9.
  88. Fujimoto, T.; Imaeda, H.; Takahashi, K.; Kasumi, E.; Bamba, S.; Fujiyama, Y.; Andoh, A. Decreased abundance of Faecalibacterium prausnitzii in the gut microbiota of Crohn's disease. J. Gastroenterol. Hepatol. 2013, 28, 613–619. https://doi.org/10.1111/jgh.12073.
  89. Takahashi, K.; Nishida, A.; Fujimoto, T.; Fujii, M.; Shioya, M.; Imaeda, H.; Inatomi, O.; Bamba, S.; Andoh, A.; Sugimoto, M. Reduced Abundance of Butyrate-Producing Bacteria Species in the Fecal Microbial Community in Crohn’s Disease. Digestion 2016, 93, 59–65. https://doi.org/10.1159/000441768.
  90. Varela, e.; Manichanh, C.; Gallart, M.; Torrejon, A.; Borruel, N.; Casellas, F.; Guarner, F.; Antoli, M. Colonisation by Faecalibac- terium prausnitzii and maintenance of clinical remission in patients with ulcerative colitis. Aliment. Pharmacol. Ther. 2013, 38, 151-161, https://doi.org/10.1111/apt.12365.
  91. Sokol, H.; Pigneur, B.; Watterlot, L.; Lakhdari, O.; Bermúdez-Humaran, L.G.; Gratadoux, J.-J.; Blugeon, S.; Bridonneau, C.; Furet, J.-P.; Corthier, G.; et al. Faecalibacterium prausnitzii is an anti-inflammatory commensal bacterium identified by gut microbiota analysis of Crohn disease patients. Proc. Natl. Acad. Sci. USA 2008, 105, 16731–16736. https://doi.org/10.1073/pnas.0804812105.
  92. Atarashi, K.; Tanoue, T.; Oshima, K.; Suda, W.; Nagano, Y.; Nishikawa, H.; Fukuda, S.; Saito, T.; Narushima, S.; Hase, K.; et al. Treg induction by a rationally selected mixture of Clostridia strains from the human microbiota. Nature 2013, 500, 232–236. https://doi.org/10.1038/nature12331.
  93. Loubinoux, J.; Bronowichi, J.P.; Pereira, I.A.C.; Mougenel, J.L.; Le Faou, A.E. Sulfate-reducing bacteria in human feces and their association with inflammatory bowel diseases. FEMS Microbiol. Ecol. 2002, 40, 107–112, https://doi.org/10.1111/j.1574- 6941.2002.tb00942.x.
  94. Zinchevich, V.V.; Beech, I.B. Screening of sulfate-reducing bacteria in colonoscopy samples from healthy and colitic human gut mucosa. FEMS Microbiol. Ecol. 2000, 34, 147–155, https://doi.org/10.1111/j.1574-6941.2000.tb00764.x.
  95. Rowan, F.; Docherty, N.G.; Murphy, M.; Murphy, B.; Coffey, J.C.; O‘Connell, P.R. Desulfovibrio Bacterial Species Are Increased in Ulcerative Colitis. Dis. Colon Rectum 2010, 53, 1530–1536. https://doi.org/10.1007/dcr.0b013e3181f1e620.
  96. Norman, J.M.; Handley, S.A.; Baldridge, M.T.; Droit, L.; Liu, C.Y.; Keller, B.C.; Kambal, A.; Monaco, C.L.; Zhao, G.; Fleshner, P.; et al. Disease-Specific Alterations in the Enteric Virome in Inflammatory Bowel Disease. Cell 2015, 160, 447–460. https://doi.org/10.1016/j.cell.2015.01.002.
  97. Sokol, H.; Leducq, V.; Aschard, H.; Pham, H.-P.; Jegou, S.; Landman, C.; Cohen, D.; Liguori, G.; Bourrier, A.; Nion-Larmurier, I.; et al. Fungal microbiota dysbiosis in IBD. Gut 2017, 66, 1039–1048. https://doi.org/10.1136/gutjnl-2015-310746.
  98. Dzutsev, A.; Goldszmid, R.S.; Viaud, S.; Zitvogel, L.; Trinchieri, G. The role of the microbiota in inflammation, carcinogenesis, and cancer therapy. Eur. J. Immunol. 2015, 45, 17–31. https://doi.org/10.1002/eji.201444972.
  99. O'Neill, C.A.; Monteleone, G.; McLaughlin, J.T.; Paus, R. The gut-skin axis in health and disease: A paradigm with therapeutic implications. BioEssays 2016, 38, 1167–1176. https://doi.org/10.1002/bies.201600008.
  100. Salem, I.; Ramser, A.; Isham, N.; Ghannoum, M.A. The Gut Microbiome as a Major Regulator of the Gut-Skin Axis. Front. Microbiol. 2018, 9, 1459. https://doi.org/10.3389/fmicb.2018.01459.
  101. Shah, K.R.; Boland, C.R.; Patel, M.; Trash, B.; Menter; A. Cutaneous manifestations of gastrointestinal disease: Part I. J. Am. Acad. Dermatol. 2013, 68, 189, https://doi.org/10.1016/j.jaad.2012.10.037.
  102. Trash B.; Patel, M.; Shah, K.R.; Boland, C.R.; Menter, A. Cutaneous manifestations of gastrointestinal disease: Part II. J. Am. Acad. Dermatol. 2013, 68, 211, https://doi.org/10.1016/j.jaad.2012.10.036.
  103. Levkovich, T.; Poutahidis, T.; Smillie, C.; Varian, B.J.; Ibrahim, Y.M.; Lakritz, J.R.; Alm, E.J.; Erdman, S.E. Probiotic bacteria induce a “glow of health”. PLoS ONE 2013, 8, e53867, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0053867.
  104. Forbes, J.D.; Van Domselaar, G.; Bernstein, C.N. The Gut Microbiota in Immune-Mediated Inflammatory Diseases. Front. Microbiol. 2016, 7, 1081. https://doi.org/10.3389/fmicb.2016.01081.
  105. Arck, p.; Handjiski, B.; Hagen, E.; Pincus, M.; Bruenahl, C.; Bienenstock, J.; Paus, R. Is there a “gut-brain-skin axis”? Exp. Dermatol. 2010, 19, 401–405, https://doi.org/10.1111/j.1600-0625.2009.01060.x.
  106. Ellis, S.R.; Nguyen, M.; Vaughn, A.R.; Notay, M.; Burney, W.A.; Sandhu, S.; Sivamani, R.K. The Skin and Gut Microbiome and Its Role in Common Dermatologic Conditions. Microorganisms 2019, 7, 550. https://doi.org/10.3390/microorganisms7110550.
  107. DeGruttola, A.K.; Low, D.; Mizoguchi, A.; Mizoguchi, E. Current Understanding of Dysbiosis in Disease in Human and Animal Models. Inflamm. Bowel Dis. 2016, 22, 1137–1150. https://doi.org/10.1097/mib.0000000000000750.
  108. Teigen, L.M.; Geng, Z.; Sadowsky, M.J.; Vaughn, B.P.; Hamilton, M.J.; Khoruts, A. Dietary Factors in Sulfur Metabolism and Pathogenesis of Ulcerative Colitis. Nutrients 2019, 11, 931. https://doi.org/10.3390/nu11040931.
  109. Wilson, A.; Teft, W.A.; Morse, B.L.; Choi, Y.-H.; Woolsey, S.; DeGorter, M.K.; Hegele, R.A.; Tirona, R.G.; Kim, R.B. Trimethylamine-N-oxide: A Novel Biomarker for the Identification of Inflammatory Bowel Disease. Dig. Dis. Sci. 2015, 60, 3620–3630. https://doi.org/10.1007/s10620-015-3797-3. Erratum in Dig. Dis. Sci. 2016, 61, 325.
  110. Tilg, H.; Moschen, A.R. Food, immunity, and the microbiome. Gastroenterology 2015, 148, 1107–1119, https://doi.org/10.1053/j.gastro.2014.12.036.
  111. Darlenski, R.; Hristakieva, E.; Aydin, U.; Gancheva, D.; Gancheva, T.; Zheleva, A.; Gadjeva, V.; Fluhr, J.W. Epidermal barrier and oxidative stress parameters improve during in 311 nm narrow band UVB phototherapy of plaque type psoriasis. J. Dermatol. Sci. 2018, 91, 28–34. https://doi.org/10.1016/j.jdermsci.2018.03.011.
  112. Smith, P.M.; Howitt, M.R.; Panikov, N.; Michaud, M.; Gallini, C.A.; Bohlooly-Y, M.; Glickman, J.N.; Garrett, W.S. The microbial metabolites, short-chain fatty acids, regulate colonic Treg cell homeostasis. Science 2013, 341, 569–573, https://doi.org/10.1126/science.1241165.
  113. Vojvodic, A.; Peric-Hajzler, Z.; Matovic, D.; Vojvodic, P.; Vlaskovic-Jovicevic, T.; Sijan, G.; Dimitrijevic, S.; Stepic, N.; Wollina, U.; Badr, B.A.E.; et al. Gut Microbiota and the Alteration of Immune Balance in Skin Diseases: From Nutraceuticals to Fecal Transplantation. Open Access Maced. J. Med. Sci. 2019, 7, 3034–3038. https://doi.org/10.3889/oamjms.2019.827.
  114. Ferran, M.; Romeu, E.R.; Rincon, C.; Sagristà; M.; Giménez Arnu, A.M.; Celada, A.; Pujol, R.; Hollo, P.; Jokaim H.; Santamaria-Babì, L.F. Circulating CLA+ T lymphocytes as peripheral cell biomarkers in T-cell-mediated skin diseases. Exp. Dermatol. 2013, 22, 439–442, https://doi.org/10.1111/exd.12154.
  115. De Jesus-Gil, C.; Ruiz-Romeu, E.; Ferran, M.; Chiriac, A.; Deza, G.; Holló, P.; Celada, A.; Pujol, R.M.; Santamaría-Babi, L.F. CLA+ T Cell Response to Microbes in Psoriasis. Front. Immunol. 2018, 9, 1488. https://doi.org/10.3389/fimmu.2018.01488.
  116. Cai, Y.; Fleming, C.D.; Yan, J. New insights of T cells in the pathogenesis of psoriasis. Cell. Mol. Immunol. 2012, 9, 302–309. https://doi.org/10.1038/cmi.2012.15.
  117. Nestle, F.O.; Conrad, C.C.; Tun-Kyi, A.; Homey, B.; Gombert, M.; Boyman, O.; Burg, G.; Liu, Y.J.; Gilliet, M. Plasmacytoid Predendritic Cells Initiate Psoriasis Through Interferon-Alpha Production. J. Exp. Med. 2005, 202, 135–143, https://doi.org/10.1084/jem.20050500.
  118. Lowes, M.A.; Suárez-Fariñas, M.; Krueger, J.G. Immunology of Psoriasis. Annu. Rev. Immunol. 2014, 32, 227–255. https://doi.org/10.1146/annurev-immunol-032713-120225.
  119. Maguire, M.; Maguire, G. The role of microbiota, and probiotics and prebiotics in skin health. Arch. Dermatol. Res. 2017, 309, 411–421. https://doi.org/10.1007/s00403-017-1750-3.
  120. Miyazaki, K.; Masuoka, N.; Kano, M.; Iizuka, R. Bifidobacterium fermented milk and galacto-oligosaccharides lead to improved skin health by decreasing phenols production by gut microbiota. Benef. Microbes 2014, 5, 121–128. https://doi.org/10.3920/bm2012.0066.
  121. Mu, Q.; Kirby, J.; Reilly, C.M.; Luo, X.M. Leaky Gut as a Danger Signal for Autoimmune Diseases. Front. Immunol. 2017, 8, 598. https://doi.org/10.3389/fimmu.2017.00598.
  122. Bischoff, S.C.; Barbara, G.; Buurman, W.; Ockhuizen, T.; Schulzke, J.-D.; Serino, M.; Tilg, H.; Watson, A.; Wells, J.M. Intestinal permeability–A new target for disease prevention and therapy. BMC Gastroenterol. 2014, 14, 189. https://doi.org/10.1186/s12876- 014-0189-7.
  123. Fukui, H. Increased Intestinal Permeability and Decreased Barrier Function: Does It Really Influence the Risk of Inflammation? Inflamm. Intest. Dis. 2016, 1, 135–145. https://doi.org/10.1159/000447252.
  124. Kell, D.B.; Pretorius, E. On the translocation of bacteria and their lipopolysaccharides between blood and peripheral locations in chronic, inflammatory diseases: The central roles of LPS and LPS-induced cell death. Integr. Biol. 2015, 7, 1339–1377. https://doi.org/10.1039/c5ib00158g.
  125. Potgieter, M.; Bester, J.; Kell, D.B.; Pretorius, E. The dormant blood microbiome in chronic, inflammatory diseases. FEMS Microbiol. Rev. 2015, 39, 567–591. https://doi.org/10.1093/femsre/fuv013.
  126. Langan, E.A.; Griffiths, C.E.M.; Solbach, W.; Knobloch, J.K.; Zillikens, D.; Thaci, D. The Role of the Microbiome in Psoriasis: Moving from Disease Description to Treatment Selection? Br. J. Dermatol. 2018, 178, 1020–1027.

Будьте здоровы!

ССЫЛКИ К РАЗДЕЛУ О ПРЕПАРАТАХ ПРОБИОТИКАХ

  1. ПРОБИОТИКИ
  2. ПРОБИОТИКИ И ПРЕБИОТИКИ
  3. СИНБИОТИКИ
  4. ДОМАШНИЕ ЗАКВАСКИ
  5. КОНЦЕНТРАТ БИФИДОБАКТЕРИЙ ЖИДКИЙ
  6. ПРОПИОНИКС
  7. ЙОДПРОПИОНИКС
  8. СЕЛЕНПРОПИОНИКС
  9. БИФИКАРДИО
  10. ПРОБИОТИКИ С ПНЖК
  11. МИКРОЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ
  12. БИФИДОБАКТЕРИИ
  13. ПРОПИОНОВОКИСЛЫЕ БАКТЕРИИ
  14. МИКРОБИОМ ЧЕЛОВЕКА
  15. МИКРОФЛОРА ЖКТ
  16. ДИСБИОЗ КИШЕЧНИКА
  17. МИКРОБИОМ и ВЗК
  18. МИКРОБИОМ И РАК
  19. МИКРОБИОМ, СЕРДЦЕ И СОСУДЫ
  20. МИКРОБИОМ И ПЕЧЕНЬ
  21. МИКРОБИОМ И ПОЧКИ
  22. МИКРОБИОМ И ЛЕГКИЕ
  23. МИКРОБИОМ И ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА
  24. МИКРОБИОМ И ЩИТОВИДНАЯ ЖЕЛЕЗА
  25. МИКРОБИОМ И КОЖНЫЕ БОЛЕЗНИ
  26. МИКРОБИОМ И КОСТИ
  27. МИКРОБИОМ И ОЖИРЕНИЕ
  28. МИКРОБИОМ И САХАРНЫЙ ДИАБЕТ
  29. МИКРОБИОМ И ФУНКЦИИ МОЗГА
  30. АНТИОКСИДАНТНЫЕ СВОЙСТВА
  31. АНТИОКСИДАНТНЫЕ ФЕРМЕНТЫ
  32. АНТИМУТАГЕННАЯ АКТИВНОСТЬ
  33. МИКРОБИОМ и ИММУНИТЕТ
  34. МИКРОБИОМ И АУТОИММУННЫЕ БОЛЕЗНИ
  35. ПРОБИОТИКИ и ГРУДНЫЕ ДЕТИ
  36. ПРОБИОТИКИ, БЕРЕМЕННОСТЬ, РОДЫ
  37. ВИТАМИННЫЙ СИНТЕЗ
  38. АМИНОКИСЛОТНЫЙ СИНТЕЗ
  39. АНТИМИКРОБНЫЕ СВОЙСТВА
  40. КОРОТКОЦЕПОЧЕЧНЫЕ ЖИРНЫЕ КИСЛОТЫ
  41. СИНТЕЗ БАКТЕРИОЦИНОВ
  42. АЛИМЕНТАРНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
  43. МИКРОБИОМ И ПРЕЦИЗИОННОЕ ПИТАНИЕ
  44. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПИТАНИЕ
  45. ПРОБИОТИКИ ДЛЯ СПОРТСМЕНОВ
  46. ПРОИЗВОДСТВО ПРОБИОТИКОВ
  47. ЗАКВАСКИ ДЛЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  48. НОВОСТИ

Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить