Главная \ 3. Пробиотики \ Селенпропионикс \ Фертильность и селен

Фертильность и селен

Роль селена в репродуктивной функции мужчин и женщин. Связь концентрации селена с фертильностью.

Роль селена в репродуктивной функции мужчин и женщин. Связь концентрации селена с фертильностью.

Содержание:

Отдельно смотри специальный материал:

ФЕРТИЛЬНОСТЬ ЖЕНЩИН СВЯЗАНА С ДЕТОКСИКАЦИОННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ В РАЦИОНЕ ПИТАНИЯ – СЕЛЕНОМ

Резюме

Эссенциальный микроэлемент селен (Se) является жизненно необходимым веществом для организма человека. Его адекватное количество конечно можно получить с пищей, однако в условиях, связанных с неблагоприятной экологией, обеднённостью почв по Se, промышленной переработкой Se-содержащих продуктов питания и ростом заболеваний ЖКТ – не всегда имеется возможность обеспечить себя этим наиважнейшим микроэлементом. В связи с этим было предложено использование селен-содержащих пробиотических добавок («Селенпропионис») с биодоступным селеном. Здесь вопрос адекватного поступления селена в организм решается за счет использования дозированного количества селена, переведенного в органическую форму (путем ферментативного селенирования серусодержащих аминокислот), и в последствии за счет микробной регуляции процессов кишечного всасывания микронутриентов (в случае нарушений в работе кишечника).

Мало кто знает о селене, как о важном микроэлементе, позволяющем быстрее зачать ребенка. Как выяснили ученые, селен играет важную роль с точки зрения женской фертильности. Ранее уже был установлен позитивный эффект селена на мужскую фертильность. Помимо того, что селен важен для иммунного ответа, выработки гормонов щитовидной железы, обезвреживания свободных радикалов и удаления токсинов из тела, он также оказался необходим для протекания поздних стадий развития фолликулов, что создает благоприятную среду для производства яйцеклеток. В частности ученые из Университета Аделаиды смогли установить, где в яичниках содержится селен, затем их внимание привлек белок GPX1, связанный с соединением. Как выяснилось, экспрессия гена GPX1 была довольно высокой (иногда в два раза выше обычного) в яйцеклетках, которые приводили к беременности.

Таким образом, важная роль микроэлемента Селена (Se) в репродуктивной функции людей давно установлена и уже широко описана в различных источниках, однако до сих пор остается много вопросов, в частности, у простых читателей. В данном разделе мы предлагаем к вниманию небольшой обзорный материал о связи фертильности с содержанием селена в организме. Так как о роли Se в репродуктивной функции у мужчин написано довольно много литературы, то в нашем разделе эта тема ограничена лишь описанием основных доказанных положений (1 часть раздела). В отношении же Se и фертильности у женщин мы привели полное описание результатов одного интересного исследования (2 часть раздела).

1. Роль селена и селенопротеинов в мужской репродуктивной функции

селенпропионикс и фертильность

Краткая информация по материалам обзорной статьи: Guangbin Zhou, et al. Role of Selenium and Selenoproteins in Male Reproductive Function: A Review of Past and Present Evidences. Antioxidants 2019, 8(8), 268

Селен (Se) является важным микроэлементом, играющим много важных ролей на клеточном уровне в здоровье животных и человека. Биологические эффекты Se в основном осуществляются селенопротеинами (кодируемыми 25 генами у людей и 24 у мышей). Как важный компонент селенопротеинов, Se выполняет структурные и ферментативные функции; в последнем контексте он хорошо известен своими каталитическими и антиоксидантными функциями. Исследования с участием различных моделей на животных добавили большое значение нашему пониманию относительно потенциального влияния Se и селенопротеинов на фертильность и репродукцию млекопитающих. В обзоре мы подчеркиваем значение селенопротеинов для мужской фертильности и репродукции, за которыми следуют характерные биологические функции Se и селенопротеинов, связанные с общей мужской репродуктивной функцией. Из наблюдений прошлых исследований (как на животных, так и на людях) очевидно, что Se по существу необходим для сперматогенеза и мужской фертильности, вероятно, из-за его жизненно важной роли в модуляции механизмов антиоксидантной защиты и других важных биологических путей и редокс-чувствительных факторов транскрипции. Однако, принимая во внимание доказательства из основной литературы, также целесообразно провести больше исследований, посвященных выяснению дополнительной роли, которую играют специфические и канонические селенопротеины, то есть глутатионпероксидаза 4 (GPX4) и селенопротеин P (SELENOP) в мужской репродуктивной функции/

Cм. доп. - глутатионпероксидаза

Тем не менее, поиск дополнительных предположительных механизмов, потенциально модулируемых другими биологически релевантными селенопротеинами, также должен быть включен в объем будущих исследований. Однако, что касается влияния Se на фертильность и воспроизводство у мужчин, из-за несоответствий в наборе субъектов и неоднородности конструкций в нескольких клинических исследованиях, где изучается влияние добавок Se на мужскую фертильность, сравнение таких исследований по-прежнему является сложным. Поэтому для подтверждения имеющихся доказательств и определения любых терапевтических схем, предназначенных для улучшения мужской фертильности, необходимо провести дальнейшие исследования, посвященные роли Se и селенопротеинов. Таким образом, новые аспекты могут быть добавлены к теме мужской фертильности и добавок Se.


СЕЛЕН (Se) В 1817 году Se был впервые идентифицирован Йенсом Якобом Берцелиусом, который проводил исследование химических веществ, ответственных за вспышки плохого состояния здоровья среди работников сернокислотного завода в Швеции. Его основное значение как для нормального роста, так и для размножения у животных не было обнаружено до 1950-х годов. Тем не менее, окончательное проявление значимости Se в организме человека стало результатом крупномасштабных исследований в Китае, которые продемонстрировали мелиоративное воздействие добавок Se на детей и молодых людей, страдающих болезнью Кешана (для которой характерна кардиомиопатия); когда-то эндемично в районах с низким уровнем Se в почве.


Оптимальная репродуктивная эффективность млекопитающих зависит от многих факторов, таких как генетика, питание, управление и детерминанты окружающей среды. Среди них, микроэлементное питание жизненно важно для различных биологических функций, таких как нормальный рост, развитие и размножение. Кроме того, даже узкие различия в уровнях микроэлементов могут оказывать существенное влияние на жизненно важные биологические процессы, включая репродуктивное здоровье и работоспособность. Точно так же, и для Se, существует ограниченное окно между неадекватностью и гибкостью, и его существенные и токсичные уровни четко определены. Чтобы поддерживать оптимальные концентрации Se в клетках, должны быть установлены строго контролируемые механизмы. В идеале, для исследования того, может ли добавка Se улучшать фертильность, следует заранее определить исходный диапазон для адекватности / неадекватности Se. Концентрация Se, по большей части, зависит от анализируемой ткани. На самом деле, также неясно, какая биологическая жидкость, а именно. кровь, сыворотка, семенная плазма, сперматозоиды, фолликулярная жидкость дают наиболее точную картину концентрации Se с точки зрения его роли в размножении. По-видимому, не хватает научной информации, объясняющей связь между сывороточным Se и уровнями в репродуктивных тканях. Тем не менее, в нескольких прошлых сообщениях о моделях млекопитающих была продемонстрирована связь между состоянием Se и репродуктивными характеристиками как у мужчин [1,2], так и у женщин [1,3]. Адекватные следы Se в мужских репродуктивных органах необходимы для нормального сперматогенеза, созревания сперматозоидов, подвижности сперматозоидов и общей функции [4,5,6,7]. Повышенное потребление Se в рационе также способствует усилению активности антиоксидантной глутатионпероксидазы (GPX), тем самым улучшая фертильность у мужчин [8].

Метаболические пути различных форм селена

Рисунок 1. Метаболические пути различных форм селена. Селенометионин (SeMet) из органических источников (Se-дрожжи) и других пищевых белков подвергается реакциям транссульфурации и превращается в селеноцистеин (SeCys). Селеноцистеин затем превращается в селенид водорода (H2Se); эта реакция катализируется субстрат-специфическим ферментом селеноцистеинлиазой. Селенид водорода превращается в сенофосфат через селенофосфатсинтетазу, и после реакции с тРНК-связанными серинильными остатками он продуцирует SeCys-связанную тРНК, из которой SeCys вставляется совместно трансляционно и далее транслируется в селенопротеины (GPX, SELENOP и т.д.). Селенид водорода также можно метилировать и детоксифицировать, а также выводить из организма через дыхательные пути (в виде диметилселенида) и с мочой (в виде иона триметилселенония). Альтернативно, селенометионин может также неспецифически включаться в белки, такие как альбумин и гемоглобин, вместо метионина. Неорганические формы Se, такие как селенат и селенит, метаболизируются с помощью тиолзависимых реакций восстановления, в результате чего образуется селенид водорода, который является отправной точкой для синтеза селенопротеинов, как было определено ранее для органических форм [9,10]. Определения: GS-Se-SG: селенодиглутатион; GPX: глутатионпероксидаза; H2Se: селенид водорода; Se: селен; SeMet: селенометионин; SeCys: селеноцистеин; СЕЛЕНОП: селенопротеин Р; Ser-tRNAUGA: серил-тРНК (также Sec-тРНК [Ser] Sec) и специфический внутрикадровый стоп-кодон (UGA), присутствующий в РНК мессенджера селенопротеина.

Обсуждение и перспективы

В обзоре освещаются последствия и возможные роли Se и селенопротеинов в общей репродуктивной способности мужчин и связанных с ними недостатках как на животных, так и на человеческих моделях. Поддержание физиологической концентрации Se с помощью оптимальной диеты или с помощью добавки Se - является существенным требованием не только для улучшения репродуктивной эффективности как у мужчин, так и у женщин, но также для защиты общего здоровья животных и человека.

Из наблюдений прошлых исследований (как на животных, так и на людях) очевидно, что Se по существу необходим для сперматогенеза и мужской фертильности, вероятно, из-за его жизненно важной роли в модуляции механизмов антиоксидантной защиты и других важных биологических путей и редокс-чувствительных факторов транскрипции. В области мужчин растет количество литературы, раскрывающей потенциальные молекулярные механизмы, и соответствующие данные свидетельствуют о том, что Se играет структурную роль в сперматозоиде, который опосредован специфическим и каноническим селенопротеином, то есть GPX4, и имеет отношение к сперме: подвижность, целостность хроматина и коэффициент фертильности. Кроме того, адекватный транспорт Se для синтеза определенных селенопротеинов в яичках очень важен для правильного сперматогенеза и биосинтеза стероидов; следовательно, его недостаток или избыточные добавки могут остановить нормальный процесс сперматогенеза и, в целом, общую репродуктивную эффективность и, возможно, привести к бесплодию у мужчин. Однако, принимая во внимание доказательства из основной литературы, также целесообразно провести больше исследований, посвященных выяснению дополнительной роли, которую играют два своеобразных и канонических селенопротеина, то есть GPX4 и SELENOP, в репродуктивных функциях мужчин. Кроме того, поиск выяснения дополнительных предполагаемых механизмов, потенциально модулируемых другими биологически значимыми селенопротеинами, не менее важен и должен быть включен в объем будущих исследований.

Что касается влияния Se на фертильность и репродуктивную функцию у мужчин, результаты нескольких клинических исследований также подтверждают важность применения Se для улучшения репродуктивной недостаточности у мужчин. Тем не менее, качество и размер таких исследований не являются достаточными; следовательно, необходимы дальнейшие исследования для проверки этих результатов и определения любых терапевтических схем (добавок Se) для улучшения мужской фертильности. Интересно, что даже несмотря на то, что дефицит Se редко диагностируется у бесплодных пар, косвенные данные указывают на то, что было бы целесообразно проводить большую диагностику состояния Se. Следовательно, следует расширить поиск надежных диагностических биомаркеров, что облегчит врачам диагностику бесплодия, связанного с дефицитом Se у мужчин. При этом, субъекты с адекватным или высоким статусом Se должны оцениваться с большой осторожностью.

Кроме того, весьма интересны результаты исследований, направленных на оценку потенциального влияния селена в различных экспериментально индуцированных/токсичных условиях и их пагубного влияния на репродуктивную эффективность мужчин, а также на выяснение возможных генотоксических эффектов низкого пищевого Se на фертильность потомства. Однако объем таких исследований все еще недостаточен, поэтому в будущем требуется тщательное их рассмотрение. Подводя итог, можно сказать, что есть несколько вопросов, связанных с биологией Se в репродукции животных и человека, которые до сих пор остаются без ответа. Однако можно однозначно сказать, что функции Se и селенопротеинов имеют огромное влияние на репродуктивную способность и здоровье мужчин. Самой простой рекомендацией в данном плане можно считать обычную профилактику селенодефицита (полное содержание статьи не дается, т.к. по данной тематике достаточно доступной литературы в рецензируемых научных интернет журналах - ред.).

Литература:

  1. Xiong, X.; Lan, D.; Li, J.; Lin, Y.; Li, M. Selenium supplementation during in vitro maturation enhances meiosis and developmental capacity of yak oocytes. Anim. Sci. J. 201889, 298–306. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  2. Foresta, C.; Flohé, L.; Garolla, A.; Roveri, A.; Ursini, F.; Maiorino, M. Male fertility is linked to the selenoprotein phospholipid hydroperoxide glutathione peroxidase. Biol. Reprod. 200267, 967–971. [Google Scholar] [CrossRef]
  3. Kommisrud, E.; Østerås, O.; Vatn, T. Blood selenium associated with health and fertility in Norwegian dairy herds. Acta Vet. Scand. 200546, 229. [Google Scholar] [CrossRef]
  4. Behne, D.; Höfer, T.; von Berswordt-Wallrabe, R.; Elger, W. Selenium in the testis of the rat: Studies on its regulation and its importance for the organism. J. Nutr. 1982112, 1682–1687. [Google ] [CrossRef]
  5. Behne, D.; Weiler, H.; Kyriakopoulos, A. Effects of selenium deficiency on testicular morphology and function in rats. J. Reprod. Fertil. 1996106, 291–297. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  6. Flohe, L. Selenium in mammalian spermiogenesis. Biol. Chem. 2007388, 987–995. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  7. Ahsan, U.; Kamran, Z.; Raza, I.; Ahmad, S.; Babar, W.; Riaz, M.; Iqbal, Z. Role of selenium in male reproduction—A review. Anim. Reprod. Sci. 2014146, 55–62. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  8. ] [CrossRef] [PubMed]

2. Материнская концентрация селена, меди и цинка на ранних сроках беременности и связь с фертильностью

селен и фертильность - влияние микроэлемента на репродуктивную функцию

Резюме: Микроэлементы, такие как цинк, медь и селен, необходимы для репродуктивного здоровья, но есть ограниченное кол-во работ по изучению того, как циркулирующие микроэлементы могут ассоциироваться с фертильностью у людей. Целью данного исследования было определение связи между концентрациями цинка, меди и селена в плазме крови матери, а также временем беременности и субфертильностью. Были включены австралийские женщины (n = 1060), которые участвовали в многоцентровом проспективном исследовании скрининга на беременность. Концентрации меди, цинка и селена в материнской плазме оценивались на 15 ± 1 неделе беременности. Оценки ретроспективно сообщенного времени до беременности были задокументированы как число месяцев для зачатия; субфертильность была определена как более 12 месяцев для зачатия. Был включен ряд материнских и отцовских корректировок. Женщины, у которых было меньше цинка (соотношение времени, 1,20 (0,99–1,44)) или у которых были более низкие концентрации Селена (1,19 (1,01–1,40)), имели более длительное время беременности, что эквивалентно медианной разнице во времени до беременности около 0,6 месяцев. Женщины с низкими концентрациями Селена также имели в 1,46 (1,06–2,03) раза больший относительный риск развития субфертильности по сравнению с женщинами с более высокими концентрациями Селена. Не было никаких ассоциаций между медью и временем до беременности или субфертильности. Более низкие концентрации микроэлементов селена и цинка, которые, вероятно, отражают более низкое потребление пищи, ассоциируются с более длительным временем беременности. Требуются дальнейшие исследования в поддержку нашей работы, которые могут дать рекомендации по увеличению потребления микроэлементов у женщин, планирующих беременность.

1. Введение

Нарушение фертильности, неспособность достичь беременности после 12 месяцев и более регулярных незащищенных половых сношений, поражает миллионы пар во всем мире, накладывая значительное эмоциональное и экономическое бремя на себя, свои семьи и общество [1]. Существуют устойчивые поведенческие, клинические и биологические факторы, связанные с бесплодием, включая плохое питание, курение сигарет, пожилой возраст матери, ожирение и синдром поликистозных яичников. Кроме того, появляются, хотя и противоречивые, данные, свидетельствующие о том, что высокие дозы и профессиональный уровень воздействия токсичных металлов, таких как ртуть, кадмий и свинец, ассоциируются со снижением плодовитости и фертильности в парах, зачатие которых происходит естественным путем [2,3] или требует вспомогательной репродукции [4,5,6,7]. Важно отметить, что эти элементы не являются существенными для здоровья человека.

Для сравнения, микроэлементы, такие как цинк, медь и селен, необходимы для здоровья и необходимы для репродуктивного здоровья [8,9]. Во время беременности имеется много доказательств того, что они влияют на окислительный/антиоксидантный баланс, а также на их другие роли, такие как пролиферация клеток (цинк), синтез белка (селен, цинк) и гемопоэз (медь) [9]. Установлены роли селена, цинка и меди в отношении мужской фертильности [10,11], но гораздо меньше известно о концентрации микроэлементов и женском зачатии. В выборке из 80 женщин планирующих беременность не было обнаружено связи между содержанием цинка в плазме крови и вероятностью положительного теста на беременность [12]. Напротив, у 45 женщин, подвергшихся экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО), более высокое содержание меди в моче (≥35,7 мкг/л) было связано с более высоким общим количеством извлеченных ооцитов и лучшим качеством эмбрионов, а более высокое содержание меди и цинка в моче (≥1808 мкг/л) было связано с общим количеством сгенерированных эмбрионов [13]. Кроме того, женщины с необъяснимым бесплодием имели более низкий уровень селена в фолликулярной жидкости-микроокружении, которое питает и окружает ооцит, по сравнению с женщинами с бесплодием маточных труб и мужским фактором бесплодия [14]. Кроме того, недавние исследования продемонстрировали как положительные, так и отрицательные ассоциации между селеном, цинком и медью в фолликулярной жидкости женщин с эндометриозом и без него, что является частой причиной бесплодия [15,16]. В целом, эти исследования были ограничены небольшими размерами выборки или проводились у женщин, проходящих ЭКО, или у женщин с нарушениями фертильности, и поэтому они могут не быть репрезентативными для общей популяции, что делает связь между определенными микроэлементами и фертильностью неясной. Одна из основных проблем в оценке воздействия определенных факторов воздействия на фертильность заключается в том, чтобы набрать достаточно большую выборку женщин до беременности и проследить за ними в перспективе. Ретроспективные исследования времени до беременности, в которых женщины привлекаются во время беременности и просят их вспомнить воздействие до зачатия и время, затраченное на зачатие, стали обоснованным и информативным эпидемиологическим подходом к лучшему пониманию факторов, влияющих на женскую фертильность [17,18]. Одно из ограничений этого подхода заключается в требуемом предположении, что данные, собранные после зачатия, будь то клинические или биологические, отражают состояние воздействия до зачатия. Тем не менее, мы ранее использовали это для изучения влияния различных факторов, таких как прием пищи до зачатия, использование лекарств от астмы или состояние метаболического здоровья матери во время беременности [19,20,21]. Кроме того, предварительно собрав большую когорту женщин для изучения влияния статуса микроэлементов ранней беременности на исходы беременности [22] и зная, что предыдущие исследования продемонстрировали сильную корреляцию между ранней беременностью и концентрациями микроэлементов до зачатия, таких как селен [23], мы были в уникальном положении для изучения взаимосвязи между этими факторами и сообщенным временем до беременности.

Целью данного исследования было определение связи между концентрацией в плазме крови матери микроэлементов, цинка, меди и селена, а также временем беременности и субфертильностью. Мы предполагаем, что более низкие концентрации микроэлементов будут ассоциироваться с более длительным временем беременности и более высоким уровнем субфертильности (т.е. высокой степенью бесплодия).

2. Материалы и методы

2.1. Изучение населения

Исследование «Скрининг конечных точек беременности» (SCOPE) - это многоцентровое проспективное когортное исследование, в котором принимали участие нерожавшие женщины с одноплодной беременностью из Аделаиды (Австралия), Окленда (Новая Зеландия), Корка (Ирландия), Лидса, Лондона и Манчестера (Великобритания) (n = 5628). Данные для этого исследования были получены из когорты Аделаиды (n = 1164). Этическое одобрение было получено от комитета по этике Университета Аделаиды, и все женщины дали письменное согласие  (№ разрешения: REC 1712/5/2008).

В период с ноября 2004 года по сентябрь 2008 года в больнице Лайелла Макьюина, Аделаида, Австралия, на 14-16-й неделе беременности были приняты на работу нерожавшие женщины, вынашивающие одноплодную беременность. Исследовательские акушерки собирали информацию о демографии, курении, семье, медицинском и гинекологическом анамнезе, диете и употреблении пищевых добавок, росте, весе, систолическом и диастолическом артериальном давлении и окружности талии. Для биохимического измерения содержания меди, цинка, селена и С-реактивного белка (СРБ) был получен образец плазмы крови не натощак. Критериями исключения для исследования SCOPE были женщины, которые считались подверженными высокому риску преэклампсии, малы для гестационного возраста или преждевременных родов, те, кто ранее имели биопсию конуса шейного ножа, имел три или более прерываний беременности или выкидышей, если их беременность была осложнена известной крупной аномалией плода или аномальным кариотипом или если они получали вмешательства, которые могут изменить исход беременности (например, аспирин, шов шейки матки), если они принимали высокие дозы добавок или имели диабет (тип 1 или тип 2) или гипертонию и связанные с ней расстройства/лечение.

Для этого анализа мы исключили женщин, у которых отсутствовали данные о времени беременности (n = 5) или образцы крови были недоступны для анализа микроэлементов (n = 99), оставив конечную когорту из 1060 человек.

2.2. Образцы микроэлементов

Плазма не натощак была получена из гепаринизированных образцов венозной крови, взятых при беременности в течение 15 ± 1 недели. Для измерения концентрации микроэлементов образцы плазмы переваривали в концентрированной азотной кислоте (~70% HNO3) под давлением и при температуре согласно нашей предыдущей публикации [22]. Пробы отбирались в соответствии с двумя внутренними стандартами: иридий и родий (Choice Analytical) в концентрации 200 частей на миллиард, и калибровку по 8 точкам, включая холостую пробу, проводили между 0,01 мкг / л и 100 мкг / л. Концентрации меди, селена и цинка определяли с помощью масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой (ICP-MS) (Agilent 7700 ICP-MS; проводилось аккредитованной аналитической службой CSIRO, Южная Австралия). Лабораторные поверхности были тщательно очищены, чтобы избежать загрязнения, и все процедуры были выполнены в условиях, которые гарантировали отсутствие следов минерального загрязнения. Образцы пропускали в трех экземплярах через масс-спектрометр. Категории концентрации для каждого микроэлемента были составлены в соответствии с опубликованными значениями беременности и лабораторных исследований для второго триместра беременности, причем контрольные точки представляют собой средние диапазоны концентрации: медь (<25,97 мкмоль/л, от ≥25,97 до ≤34,78 мкмоль/л,> 34,78 мкмоль/л); цинк (<7,80 мкмоль/л, от ≥7.80 до ≤12,24 мкмоль/л,> 12,24 мкмоль/л); селен (<0,95 мкмоль/л, от 0,95 до 1,84 мкмоль/л,> 1,84 мкмоль/л) [24]. Однако для селена ни одна женщина не имела значения более 1,84 мкмоль/л, поэтому категории были изменены на: <0,95 мкмоль/л против ≥0,95 мкмоль/л [в качестве контрольного значения]). Для перевода из единиц СИ (мкмоль/л) в условные единицы использовались следующие уравнения: цинк (мкмоль/л × 6,53 мкг/дл); селен (мкмоль/л × 78,74 мкг/л); медь (мкмоль/л × 6,37 мкг/дл). В дополнительном анализе мы классифицировали концентрации микроэлементов в соответствии с тертилями, основываясь на значениях изучаемой популяции.

2.3. Оценка результата

Оценки сообщенного времени до беременности (TTP - time to pregnancy) были получены из следующего вопроса «продолжительность секса без контрацепции до зачатия с отцом ребенка». Значения в месяцах регистрировались непрерывным образом и использовались для определения TTP. В этом исследовании субфертильность определялась как наличие TTP более 12 месяцев или использование вспомогательных репродуктивных технологий. Сообщалось, что у женщин, которые зачали в первый месяц, TTP составляла 1 месяц, а длительная TTP подверглась цензуре через 12 месяцев после попытки зачатия.

2.4. Оценка ковариат

Материнская этническая принадлежность была самооценена и двоично закодирована как «белая» или другая (90% были белыми). Социально-экономический индекс был разработан в Новой Зеландии и является мерой социально-экономического положения человека, полученного от конкретной профессии [25]. Он дает значение 10-90 с более высокой оценкой, указывающей на более высокое социально-экономическое положение [26]. При этом же визите также были получены ретроспективные данные: при употреблении сигарет и любом потреблении алкоголя в неделю в течение 3 месяцев до беременности каждая из них была двоично закодирована как да или нет. Пищевые рационы, относящиеся к одному месяцу до зачатия, были получены с использованием отдельных вопросов о конкретных продуктах питания. Было показано, что использование отдельных вопросов полезно для анализа оценок общего уровня и ранжирования лиц по потреблению, а не для точных уровней потребления [27]. Количество порций продуктов было сообщено акушерке для фруктов (свежие фрукты и фруктовые соки), зеленых листовых овощей (овощи с высоким содержанием фолиевой кислоты, такие как шпинат, капуста, салат, брокколи), рыбы (лосось, форель, сардины, моллюски и креветки) и ключевых дискреционных продуктов, которые, как сообщается, потребляются из закусочных или точек быстрого питания (т. е. частота потребления гамбургеров, жареной курицы, пиццы и горячих чипсов была подсчитана как "фаст-фуд"). Частота фруктов была классифицирована как ≥3 раз / день против <3 раз / день; зеленые листовые овощи как ≥1 раз / день против <1 раз / день; рыба как ≥1 раз / неделя против <1 раз / неделя; фаст-фуд как никогда против >чем никогда [20].

Частота половых сношений описывалась и сообщалась как частота половых сношений в месяц за три месяца до зачатия с предполагаемым биологическим отцом ребенка. Потребление поливитаминных добавок в первом триместре (да / нет) определяли как мультивитаминную таблетку, содержащую ≥2 витамина, или ≥2 таблетки с одним витамином, или один витамин с фолатом в один и тот же момент времени (например, таблетка витамина С плюс фолиевая кислота). Также были внесены поправки на то, включал ли поливитамин конкретный микроэлемент, представляющий интерес (т.е. в анализах, оценивающих концентрации цинка, мы корректировали, содержался ли цинк (да / нет) в поливитаминах). Отцовские данные включали возраст, рост и вес, и были самостоятельно сообщены от биологического отца.

2.5. Статистический анализ

Частота и описательная статистика всех женщин были выражены как n (%) или как среднее значение (стандартное отклонение, SD). Медиана (межквартильный диапазон, IQR) была сообщена, когда непрерывные переменные не были нормально распределены. Влияние каждого микроэлемента (в категориях) на TTP было исследовано с использованием ускоренных моделей времени отказа, как это было ранее опубликовано [19,20] с логарифмическим нормальным распределением для оценки временных соотношений (TR) и 95% ДИ. Скорректированные предельные оценки для среднего значения TTP в соответствии с концентрациями микроэлементов были рассчитаны с использованием команды Stata «margins» вместе с соответствующими 95% ДИ. Альтернативные распределения были исследованы, но логарифмическое нормальное распределение было выбрано на основе обеспечения наименьшего −2 log правдоподобия и значения информационного критерия Akaike. Эти TR можно интерпретировать как отношения медианных значений продолжительности (в месяцах) для достижения беременности между сравниваемыми группами. TR выше 1 подразумевает, что данное воздействие связано с более длительным TTP, тогда как TR ниже 1 указывает на более короткое TTP.

Мы использовали причинно-следственные диаграммы (ориентированные ациклические диаграммы) для руководства выбором потенциальных факторов, которые необходимо контролировать, на основе априорного выбора переменных, связанных с концентрацией микроэлементов и фертильностью. Были использованы три отдельные настроенные модели. Модель 1: материнский возраст, индекс массы тела матери (ИМТ), этническая принадлежность, социально-экономический статус, СРБ в плазме, потребление алкоголя до беременности, курение до беременности, частота половых контактов до зачатия, использование поливитаминов в первом триместре и микроэлемент, представляющий интерес для поливитаминов; Модель 2: Модель 1 плюс потребление до беременности фаст-фуда, зеленых листовых овощей, фруктов и рыбы; Модель 3: Модель 2 плюс отцовский возраст и отцовский ИМТ. Это был полный анализ случая.

Статистическая значимость определялась как двустороннее значение Р <0,05. Все статистические анализы были проведены с использованием программного обеспечения  Stata IC 14 (Stata, College Station, TX, USA).

3. Результаты

3.1. Характеристики участников

Характеристики участников представлены в Таблице 1. В общей сложности было включено 1060 женщин, из которых 894 (84,3%) забеременели менее чем за 12 месяцев, а 166 (15,7%) - за 12 месяцев и более. Женщины, которым потребовалось больше времени для зачатия, как правило, имели более низкую частоту половых сношений, более низкий процент употребляемого алкоголя до зачатия, более низкий процент потребляемых фруктов, более высокий процент потребляемой рыбы, и более высокий процент женщин потребляли поливитамины в первом триместре.

Таблица 1. Характеристика исследуемой популяции (n = 1060).

Материнские характеристики
фертильность
субфертильность
<12 мес.
≥12 мес.
894 (84.3%)
166 (15.7%)
Возраст (лет), средний (SD)
23.4 (5.0)
25.4 (5.3)
Возраст матери, ≥35 лет, n (%)
20 (2.2%)
9 (5.4%)
Индекс массы тела (кг / м2), средний (SD)
26.7 (6.3)
28.6 (7.3)
Социально-экономический индекс, среднее значение (SD)
27.5 (10.2)
29.3 (11.0)
Этническая принадлежность, n (%)
Белые
822 (91.6)
149 (89.8)
Другие
72 (8.1)
17 (10.2)
Концентрация микроэлементов
Медь (мкмоль/л), средняя (SD)
30.3 (5.4)
30.5 (6.1)
Цинк (мкмоль/л), средний (SD)
9.4 (2.2)
9.16 (2.7)
Селен (мкмоль/л), среднее значение (SD)
73 (12)
71 (11)
Частота полового акта до беременности a
18.1 (16.7)
15.4 (16.1)
Прием алкоголя до беременности, да (n %)
485 (54.3)
69 (41.6)
Предбеременное курение, да (n %)
363 (40.6)
63 (38.0)
Прием пищи группы до беременности (n %)
Фаст-фуд, никогда
58 (8.3)
10 (6.9)
Фрукты, ≥3/день
63 (7.1)
6 (3.6)
Зеленые листовые овощи, ≥1/день
227 (25.4)
45 (27.1)
Рыба, ≥1 / неделя
327 (36.6)
74 (44.6)
Применение мультивитаминов в первом триместре беременности, да (n %)
531 (59.5)
117 (70.5)
Мультивитамин, содержащий медь (n %)
234 (26.2%)
73 (44.0%)
Мультивитамин, содержащий селен (n %)
16 (1.8%)
3 (1.8%)
Мультивитамин, содержащий цинк (n %)
458 (51.2%)
104 (62.7%)
Отцовские характеристики (n = 930)
Возраст (лет), средний (SD)
26.7 (6.5)
28.7 (6.1)
Индекс массы тела (кг / м2), средний (SD)
26.9 (5.1)
28.1 (5.5)
Отсутствует, = 99

a - Частота половых сношений, в месяц, за три месяца до зачатия, с биологическим отцом ребенка. SD, стандартное отклонение

3.2. Связь между микроэлементами и временем до беременности

risunok_1_raschetnoye_sredneye_vremya_do_beremennosti_v_sootvetstvii_s_kontsentratsiyey_materinskikh_mikroelementov.png
Рисунок 1 Расчетное среднее время
до беременности в соответствии с
концентрацией материнских
микроэлементов.* р <0,05 между
группами.

Взаимосвязь между концентрацией каждого микроэлемента при сроке беременности 15 ± 1 нед и TTP представлена в таблице 2. По сравнению с контрольным значением, женщины, которые имели более низкие концентрации Селена (<0,95 мкмоль/л против ≥0,95 мкмоль/л), имели более длительный TTP (скорректированный TR, 1,19 (1,01–1,40)), что соответствует медиане 3,2 против 2,6 месяцев до зачатия (Рисунок 1). Более низкие (<7,80 мкмоль/л), но не более высокие (>12,24 мкмоль/л) концентрации цинка также были связаны с более длительным сроком беременности (скорректированный TR, 1,20 (0,99–1,44)). Предельные оценки медианного TTP у женщин с более низкой и нормальной концентрациями цинка составили 3,3 месяца против 2,7 месяца соответственно (рис. 1).  Не было выявлено никаких ассоциаций между концентрациями меди и TTP. За искл. женщин, нуждающихся в вспомогат. репродуктивных технологиях (АРТ), таблица S1 показывает, что более низкие концентрации цинка (<7,80 мкмоль/л против ≥7,80 до ≤12,24 мкмоль/л) были связаны с более длительным TTP (скорректированный TR, 1,21 (1,01–1,44)). У всех женщин в табл. 2 показаны аналогичные временные соотношения при использовании исслед. популяционных цинковых тертилей, а не лабораторных эталонных диапазонов. Для Se, более высокие уровни (>0.97 мкмоль/л против ≥0,86 до ≤0,97 мкмоль/л) были связаны с более коротким TTP (TR 0,80 (0,65–0,99)).

Таблица 2. Связь между концентрацией микроэлементов в плазме, измеренной на 15 ± 1 неделе беременности, и временем до беременности.

Микро-
элемент
Концентрация (мкмоль/л)a
N
%
Нескорректир. соотношение
времени
Скорректированное соотношение времени (95% ДИ)
Селен
<0.95
634
59.8%
1.10 (0.96–1.26)
1.14b (0.99–1.30)
1.17c (1.00–1.37)
1.19d (1.01–1.40)
≥0.95
426
40.2%
1
1
1
1
Цинк
<7.80
237
22.4%
1.24 (1.05–1.46)
1.19 (1.01–1.41)
1.17 (0.98–1.40)
1.20 (0.99–1.44)
≥7.80 к ≤12.24
734
69.3%
1
1
1
1
>12.24
88
8.3%
1.14 (0.89–1.46)
1.17 (0.92–1.49)
1.08 (0.80–1.47)
1.05 (0.77–1.44)
Медь
<25.97
202
1.03 (0.87–1.22)
1.05 (0.89–1.24)
1.04 (0.86–1.25)
1.04 (0.86–1.26)
≥25.97 к ≤34.78
506
1
1
1
1
>34.78
186
1.03 (0.87–1.23)
0.98 (0.82–1.17)
0.94 (0.76–1.16)
0.97 (0.78–1.21)

a Референсные значения от Abbassi-Ghanavati M. et al. [24]. b с поправкой на возраст матери, индекс массы тела матери, этническую принадлежность, социально-экономический статус, С-реактивный белок плазмы, потребление алкоголя до беременности, статус курения до беременности, частоту половых сношений до зачатия, использование поливитаминов в первом триместре и микроэлемент, представляющий интерес для поливитаминов. c c поправкой на b плюс потребление фаст-фуда, зеленых листовых овощей, фруктов и рыбы за один месяц до зачатия. d с поправкой на c плюс отцовский возраст и отцовский индекс массы тела.

3.3. Связь между концентрациями микроэлементов и субфертильностью

risunok_2_predpolagayemaya_veroyatnost_subfertilnosti_v_zavisimosti_ot_kontsentratsii_mikroelementov_u_materi.pngКатегории концентраций микроэлементов и риск развития бесплодия представлены в таблице 3. Женщины с низкими концентрациями селена (<0,95 мкмоль / л против ≥ 0,95 мкмоль / л) имели на 1,46 (1,06–2,03) более высокий относительный риск развития бесплодия по сравнению с женщинами с более высокими концентрациями селена. Оцененные вероятности субфертильности на основе многомерных скорректированных моделей соответствовали абсолютной разнице в 6,3% при сравнении низких и высоких концентраций Селена (Рис.2). Не было никаких ассоциаций между концентрациями меди и цинка и риском для субфертильности. За исключением женщин, нуждающихся в АРТ, таблица S3 также показывает, что женщины с более низкими концентрациями Селена имели в 1,60 (1,06–2,41) раза больший относительный риск развития субфертильности по сравнению с женщинами с более высокими концентрациями Селена. При использовании исследуемых популяционных тертилей, а не лабораторных референтных диапазонов, не было обнаружено ассоциаций между каким-либо из микроэлементов и субпертильностью (таблица S4).

Рисунок 2 (слева). Предполагаемая вероятность субфертильности в зависимости от концентрации микроэлементов у матери. * р <0,05 между группами.

Таблица 3. Риск субфертильности (более 12 месяцев после зачатия) в зависимости от концентрации микроэлементов в плазме, измеренной при беременности в течение 15 ± 1 недели.

Микро-элемент
Концентрация (мкмоль / л)a
N
n (%)
Нескорректир. RR
Model 1 b
Model 2 c
Model 3 d
Селен
<0.95
634
113
(17.8)
1.43
(1.06–1.94)
1.52 (1.13–2.05)
1.44 (1.04–1.98)
1.46 (1.06–2.03)
≥0.95
426
53
(12.4)
1
1
1
1
Цинк
<7.80
237
44 (18.6)
1.25
(0.91–1.72)
1.13 (0.82–1.56)
1.04 (0.74–1.45)
1.07 (0.76–1.50)
≥7.80 to ≤12.24
734
109
(14.9)
1
1
1
1
>12.24
88
13
(14.8)
0.99
(0.58–1.69)
1.07 (0.63–1.81)
0.88 (0.46–1.68)
0.0.76 (0.38–1.53)
Медь
<25.97
202
38
(15.8)
1.02
(0.72–1.44)
1.10 (0.77–1.58)
0.97 (0.67–1.40)
1.01 (0.69–1.47)
≥25.97 to ≤34.78
506
93
(15.5)
1
1
1
1
>34.78
186
35 (15.8)
1.02
(0.71–1.46)
0.88 (0.61–1.25)
0.79 (0.53–1.18)
0.83 (0.55–1.25)

Результаты отображаются в виде относительного риска (RR) и 95% ДИ. a Референсные значения от Abbassi-Ghanavati M. et al. [24]. b с поправкой на возраст матери, материнский ИМТ, этническую принадлежность, социально-экономический статус, С-реактивный белок плазмы, потребление алкоголя до беременности, статус курения до беременности, частоту половых сношений до зачатия, использование поливитаминов в первом триместре и микроэлемент, представляющий интерес для поливитаминов. c с поправкой на b плюс потребление фаст-фуда, зеленых листовых овощей, фруктов и рыбы за один месяц до зачатия. d с поправкой на c плюс отцовский возраст и отцовский индекс массы тела.

Доп. таблица 4: риск развития субфертильности (>12 месяцев до зачатия) в соответствии с тертилем микроэлементов плазмы, измеренным при сроке беременности 15±1 нед.

Микро-элемент
Концентрация (мкмоль / л)
N
n (%)
Нескорректир. RR
Model 1a
Model 2b
Model 3c
Селен
<0.86
291 
 
79 (17.6)
1.02
(0.74-1.41)
0.97 (0.71-1.34)
1.02 (0.73-1.42)
1.05 (0.75-1.47)
 
≥0.86 to ≤0.97
449
50 (17.2)
1
1
1
1
 
>0.97
320
37 (11.6)
0.67
(0.45-1.00)
0.62 (0.42-0.91)
0.67 (0.44-1.02)
0.64 (0.41-1.00)
 
 
 
 
 
 
 
 
Цинк
<8.34
350 
 
67 (18.8)
1.27
(0.91-1.76)
1.16 (0.84-1.62)
1.05 (0.75-1.47)
1.05 (0.75-1.49)
 
≥8.34 to ≤9.91
356
52 (14.9)
1
1
1
1
 
>9.91
353
47 (13.3)
0.90
(0.62-1.29)
0.89 (0.62-1.28)
0.79 (0.53-1.17)
0.73 (0.49-1.10)
 
 
 
 
 
 
 
 
Медь
<27.96
360
56 (15.6)
0.96
(0.69-1.35)
1.01 (0.72-1.43)
0.93 (0.65-1.33)
0.98 (0.68-1.41)
 
≥27.96 to ≤32.59
347
56 (16.1)
1
1
1
1
 
>32.59
353
54 (15.3)
0.95
(0.67-1.34)
0.88 (0.63-1.23)
0.93 (0.65-1.33)
1.01 (0.70-1.46)

a с поправкой на возраст матери, индекс массы тела матери, этническую принадлежность, социально-экономический статус, С-реактивный белок плазмы, потребление алкоголя до беременности, статус курения до беременности, частоту половых сношений до зачатия, использование поливитаминов в первом триместре и микроэлемент, представляющий интерес для поливитаминов. b с поправкой на a плюс потребление фаст-фуда, зеленых листовых овощей, фруктов и рыбы за один месяц до зачатия. c с поправкой на b плюс отцовский возраст и отцовский индекс массы тела

4. Обсуждение

Это исследование дает новое понимание связей между концентрациями микроэлементов и TTP. Мы демонстрируем, что более низкие концентрации цинка и селена в материнской плазме были связаны с приблизительно на один месяц более длительной TTP. Более низкие концентрации селена также были связаны с повышением на 46% риска развития бесплодия (субфертильности), абсолютной разницей в уровне риска на 7% между субфертильными и фертильными женщинами. Учитывая высокую распространенность выявленных недостатков селена и цинка среди этой когорты, эти результаты могут иметь важные последствия для улучшения фертильности и заслуживают подтверждения в последующих исследованиях, особенно в тех случаях, когда пополнение происходит до беременности.

Селен является важным микроэлементом, главным образом содержащимся в морепродуктах, птице, яйцах и мясных субпродуктах [28,29]. Наиболее часто используемыми показателями селенового статуса являются концентрации селена в плазме и сыворотке крови, которые отражают недавнее диетическое потребление Селена [30]. Функциональные показатели селенового статуса включают глутатионпероксидазы и селенопротеин Р, которые играют важную роль в антиоксидантной защите, образовании тиреоидных гормонов и синтезе ДНК, которые влияют на фертильность и репродукцию [8,10]. Хотя были исследования, демонстрирующие, что низкий статус Селена во время беременности связан с осложнениями беременности [31], роль селена в периконцептуальных событиях, таких как развитие ооцитов, оплодотворение и имплантация, в значительной степени не рассматривалась. Тем не менее, есть сообщения о его потенциальной важности для роста и созревания фолликулов [10]. Важность селена в мужской фертильности широко изучалась у людей и животных, особенно в отношении биосинтеза тестостерона, но также потенциально в подвижности сперматозоидов [10]. В нашем исследовании, демонстрация того, что низкие концентрации селена в материнской плазме связаны с более длительным периодом беременности и 46% -ным повышением риска развития бесплодия после поправки на ряд материнских и отцовских факторов, дополнительно подтверждают его роль в репродукции женщины. Кроме того, в нашем дополнительном анализе, даже после исключения женщин, нуждающихся в АРТ, более низкие концентрации селена все еще были связаны с более длительным TTP и на 60% большим риском бесплодия в окончательно скорректированной модели. Кроме того, мы наблюдали, что селен не потреблялся во многих поливитаминных добавках в фертильных и субфертильных группах. Ограничивая анализ только теми, кто забеременел естественным путем, мы учли любую потенциальную предвзятость медицинского вмешательства, которая возникает, если заинтересованность также связана с вероятностью того, что пары будут обращаться за медицинской помощью по поводу бесплодия. Механизмы, относящиеся к селену и периконцепции, особенно у женщин, требуют дальнейшего изучения. Обоснование его влияния на фертильность может дать рекомендации по увеличению потребления селена в рационе у женщин, планирующих беременность.

Женщинам, у которых циркулирующие концентрации цинка находились в самом низком контрольном диапазоне на ранних сроках беременности, потребовалось на 0,6 месяца больше времени для зачатия по сравнению с женщинами в среднем периоде после поправки на материнские и отцовские факторы. Результаты были аналогичными при исключении женщин, нуждающихся в АРТ. В то время как разница в TTP, которую мы наблюдали, только кажется небольшой, она похожа на медианную разницу в TTP с уменьшением уровня потребления фруктов и увеличением уровня потребления фаст-фуда, о котором мы недавно сообщали в более крупной международной когорте [19]. Диета является основным фактором, определяющим цинковый статус [32]. В США и Австралии рекомендуется дополнительно 2-4 мг/сут цинка во время беременности по сравнению с небеременными женщинами [28,33].

К счастью, многие женщины в развитых странах выполняют рекомендации своих стран [34], пополняя адекватные запасы во время беременности. Важно отметить, что мы показываем, что по крайней мере половина всех женщин потребляли цинк в своих поливитаминных добавках. Цинк играет ключевую роль в транскрипции генов, синтезе белка и многих других клеточных процессах, включая антиоксидантное и прооксидантное действие. На основании ограниченных исследований, проведенных на женщинах, влияние концентрации цинка в организме на репродуктивное здоровье до зачатия является неокончательно подтвержденным [35]. Исследования на мужчинах показали установленную роль цинка в синтезе мужских половых гормонов, выработке сперматозоидов и моторике [10]. Кроме того, исследования на животных предполагают дефицит цинка при нарушении имплантации [36], а также аномальное развитие яичников, рост фолликулов яичников и созревание ооцитов [10,36]. Очевидно, что цинк необходим для ключевых репродуктивных процессов у животных и у мужчин, и это важно в отношении неблагоприятных исходов беременности у женщин. В то время как недостаточное потребление цинка с пищей, как правило, не является проблемой для женщин в странах с высоким уровнем дохода, дальнейшее понимание того, способствует ли циркулирующий цинк у женщин зачатию на уровне яйцеклетки и раннего эмбриона, поможет поддержать наши результаты по зачатию.

Мы не обнаружили никакой связи между концентрацией меди в материнской крови и TTP ни в одной из скорректированных моделей. Медь широко распространена в продуктах, включая мясо, морепродукты, орехи и семена, и она биологически важна для окислительных процессов, энергетического обмена, защиты от свободных радикалов и для транспорта железа. Исследования на животных показали, что дефицит меди у мышей снижает скорость оплодотворения и скорость восстановления яйцеклетки, а также дефекты сердца и мозга у крыс [36]. Используя ту же когорту Adelaide SCOPE, недавно было сообщено, что женщины с более низкими концентрациями меди в плазме были защищены от риска любого осложнения беременности по сравнению с женщинами с высокой концентрацией меди в плазме [22], что повышает вероятность того, что медь может быть более важной для плацентации, а не для зачатия. В нашей когорте только 26% и 44% фертильных и субфертильных женщин, соответственно, потребляли медь в своих поливитаминах, но неясно, оказал ли этот низкий процент заметное влияние на результаты. Необходимы дальнейшие исследования для определения необходимости меди для раннего эмбрионального развития и фертильности у человека, а также того, как окислительный ущерб от дефицита или токсичности меди может способствовать возникновению дефектов развития у потомства.

Сильные стороны этого исследования включают большой размер выборки, детальный сбор материнских и отцовских факторов и информацию о методе зачатия. Население представляло собой общинную когорту женщин с низким риском бесплодия, большинство из которых не нуждались в лечении бесплодия. С точки зрения дизайна исследования, Jukic et al. выделили силу ретроспективных исследований TTP в их способности достичь выборки, которая является репрезентативной для целевой популяции (т. е. женщин, планирующих беременность), тогда как проспективные исследования TTP, требующие набора высоко мотивированных пар, вводят потенциал для реагирования и предвзятости планирования [37]. Ограничения включают оценку микроэлементов, которые были измерены на 14-16 неделях беременности, а не до беременности, поэтому мы не знаем, действительно ли такие измерения отражают те, при которых женщины пытались забеременеть. В частности, недавно было показано, что использованные образцы не натощак для оценки цинка, селена и меди аналогичны образцам натощак [38]. Потенциальные ограничения ретроспективных исследований TTP были хорошо описаны нами [19] и другими авторами [17,18] и включают в себя потенциал для планирования смещения, смещения медицинского вмешательства и смещения изменения поведения. У нас не было данных о продолжительности менструального цикла, которые часто используются наряду с определением TTP. Тем не менее, в ретроспективных исследованиях считается, что TTP легче запомнить, чем продолжительность цикла [39], и предыдущие исследования показали, что коррекция менструального цикла не оказала влияния на оценки эффекта [40]. Наконец, долгосрочный отзыв TTP может быть оценен только приблизительно по сравнению с проспективными исследованиями, однако использование самооценки времени до беременности согласуется с тем, что использовалось в предыдущих исследованиях, что подтверждает точность ретроспективных опросников при оценке TTP в фертильных и субфертильных парах [18], и показывает хорошее согласие с проспективным отзывом TTP [37].

5. Выводы

Более низкие концентрации цинка и селена в материнской плазме были связаны с более длительным TTP, а более низкие концентрации селена также были связаны с более высоким риском развития бесплодия (субфертильности). Наша работа направлена на уход до зачатия, особенно с акцентом на увеличение потребления микроэлементов, которые могут поддерживать фертильность. Требуются дальнейшие исследования, поддерживающие нашу работу, особенно в отношении оценки содержания микроэлементов в крови до зачатия, а также в отношении потребления питательных микроэлементов до зачатия как из рациона, так и из дополнительного приема. Дальнейшие исследования на людях необходимы для изучения взаимосвязи между циркулирующими микроэлементами и фертильностью, а также для определения того, как циркулирующие микроэлементы коррелируют с микроокружением фолликулярной жидкости. Механистические исследования необходимы для определения того, как циркулирующие микроэлементы влияют на качество и развитие ооцитов и эмбрионов.

Источник: Claire T. Roberts, et al. Maternal Selenium, Copper and Zinc Concentrations in Early Pregnancy, and the Association with Fertility. Nutrients 2019, 11(7), 1609

Дополнительно см.: Фертильность женщин связана с детоксикационнным элементом - селеном

Литература

  1. World Health Organisation. 2015. Available online: http://www.who.int/reproductivehealth/topics/infertility/definitions/en/ (accessed on 6 May 2017).
  2. Buck Louis, G.M.; Sundaram, R.; Schisterman, E.F.; Sweeney, A.M.; Lynch, C.D.; Gore-Langton, R.E.; Chen, Z.; Kim, S.; Caldwell, K.L.; Barr, D.B. Heavy metals and couple fecundity, the LIFE Study. Chemosphere 201287, 1201–1207. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  3. Mendola, P.; Messer, L.C.; Rappazzo, K. Science linking environmental contaminant exposures with fertility and reproductive health impacts in the adult female. Fertil. Steril. 200889, e81–e94. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  4. Bloom, M.S.; Kim, K.; Kruger, P.C.; Parsons, P.J.; Arnason, J.G.; Steuerwald, A.J.; Fujimoto, V.Y. Associations between toxic metals in follicular fluid and in vitro fertilization (IVF) outcomes. J. Assist. Reprod. Genet. 201229, 1369–1379. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  5. Chang, S.H.; Cheng, B.H.; Lee, S.L.; Chuang, H.Y.; Yang, C.Y.; Sung, F.C.; Wu, T.N. Low blood lead concentration in association with infertility in women. Environ. Res. 2006101, 380–386. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  6. Al-Saleh, I.; Coskun, S.; Mashhour, A.; Shinwari, N.; El-Doush, I.; Billedo, G.; Jaroudi, K.; Al-Shahrani, A.; Al-Kabra, M.; El Din Mohamed, G. Exposure to heavy metals (lead, cadmium and mercury) and its effect on the outcome of in-vitro fertilization treatment. Int. J. Hyg. Environ. Health 2008211, 560–579. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  7. Younglai, E.V.; Holloway, A.C.; Foster, W.G. Environmental and occupational factors affecting fertility and IVF success. Hum. Reprod. Update 200511, 43–57. [Google Scholar] [CrossRef]
  8. Hofstee, P.; McKeating, D.R.; Perkins, A.V.; Cuffe, J.S. Placental adaptations to micronutrient dysregulation in the programming of chronic disease. Clin. Exp. Pharmacol. Physiol. 201845, 871–884. [Google Scholar] [CrossRef]
  9. Spencer, B.H.; Vanderlelie, J.J.; Perkins, A.V. Essentiality of Trace Element Micronutrition in Human Pregnancy: A Systematic Review. J. Pregnancy Child Health 20152, 1–7. [Google Scholar] [CrossRef]
  10. Ceko, M.J.; O’Leary, S.; Harris, H.H.; Hummitzsch, K.; Rodgers, R.J. Trace Elements in Ovaries: Measurement and Physiology. Biol. Reprod. 201694, 86. [Google Scholar] [CrossRef]
  11. Tvrda, E.; Peer, R.; Sikka, S.C.; Agarwal, A. Iron and copper in male reproduction: A double-edged sword. J. Assist. Reprod. Genet. 201532, 3–16. [Google Scholar] [CrossRef]
  12. Bloom, M.S.; Louis, G.M.; Sundaram, R.; Kostyniak, P.J.; Jain, J. Associations between blood metals and fecundity among women residing in New York State. Reprod. Toxicol. 201131, 158–163. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  13. Ingle, M.E.; Bloom, M.S.; Parsons, P.J.; Steuerwald, A.J.; Kruger, P.; Fujimoto, V.Y. Associations between IVF outcomes and essential trace elements measured in follicular fluid and urine: A pilot study. J. Assist. Reprod. Genet. 201734, 253–261. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  14. Paszkowski, T.; Traub, A.I.; Robinson, S.Y.; McMaster, D. Selenium dependent glutathione peroxidase activity in human follicular fluid. Clin. Chim. Acta 1995236, 173–180. [Google Scholar] [CrossRef]
  15. Singh, A.K.; Chattopadhyay, R.; Chakravarty, B.; Chaudhury, K. Markers of oxidative stress in follicular fluid of women with endometriosis and tubal infertility undergoing IVF. Reprod. Toxicol. 201342, 116–124. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  16. Turgut, A.; Ozler, A.; Goruk, N.Y.; Tunc, S.Y.; Evliyaoglu, O.; Gul, T. Copper, ceruloplasmin and oxidative stress in patients with advanced-stage endometriosis. Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 201317, 1472–1478. [Google Scholar] [PubMed]
  17. Joffe, M.; Key, J.; Best, N.; Keiding, N.; Scheike, T.; Jensen, T.K. Studying time to pregnancy by use of a retrospective design. Am. J. Epidemiol. 2005162, 115–124. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  18. Joffe, M.; Villard, L.; Li, Z.; Plowman, R.; Vessey, M. Long-term recall of time-to-pregnancy. Fertil. Steril.199360, 99–104. [Google Scholar] [CrossRef]
  19. Grieger, J.A.; Grzeskowiak, L.E.; Bianco-Miotto, T.; Jankovic-Karasoulos, T.; Moran, L.J.; Wilson, R.L.; Leemaqz, S.Y.; Poston, L.; McCowan, L.; Kenny, L.C.; et al. Pre-pregnancy fast food and fruit intake is associated with time to pregnancy. Hum. Reprod. 2018. [Google Scholar] [CrossRef]
  20. Grieger, J.A.; Grzeskowiak, L.E.; Smithers, L.G.; Bianco-Miotto, T.; Leemaqz, S.Y.; Andraweera, P.; Poston, L.; McCowan, L.M.; Kenny, L.C.; Myers, J.; et al. Metabolic syndrome and time to pregnancy: A retrospective study of nulliparous women. BJOG Int. J. Obstet. Gynaecol. 2019. [Google Scholar] [CrossRef]
  21. Grzeskowiak, L.E.; Smithers, L.G.; Grieger, J.A.; Bianco-Miotto, T.; Leemaqz, S.Y.; Clifton, V.L.; Poston, L.; McCowan, L.M.; Kenny, L.C.; Myers, J.; et al. Asthma treatment impacts time to pregnancy: Evidence from the international SCOPE study. Eur. Respir. J. 201851, 1702035. [Google Scholar] [CrossRef]
  22. Wilson, R.L.; Bianco-Miotto, T.; Leemaqz, S.Y.; Grzeskowiak, L.E.; Dekker, G.A.; Roberts, C.T. Early pregnancy maternal trace mineral status and the association with adverse pregnancy outcome in a cohort of Australian women. J. Trace Elem. Med. Biol. 201846, 103–109. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  23. Rayman, M.P.; Bath, S.C.; Westaway, J.; Williams, P.; Mao, J.; Vanderlelie, J.J.; Perkins, A.V.; Redman, C.W. Selenium status in U.K. pregnant women and its relationship with hypertensive conditions of pregnancy. Br. J. Nutr. 2015113, 249–258. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  24. Abbassi-Ghanavati, M.; Greer, L.G.; Cunningham, F.G. Pregnancy and laboratory studies: A reference table for clinicians. Obstet. Gynecol. 2009114, 1326–1331. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  25. Davis, P.; McLeod, K.; Ransom, M.; Ongley, P. The New Zealand Socio-Economic Index of Occupational Status (NZSEI) (Research Report No. 2); Statistics New Zealand: Wellington, New Zealand, 1997. [Google Scholar]
  26. Galbraith, C.; Jenkin, G.; Davis, P.; Coope, P. New Zealand Socioeconomic Index 1996: User’s Guide; Statistics New Zealand: Wellington, New Zealand, 1996. [Google Scholar]
  27. Yaroch, A.L.; Tooze, J.; Thompson, F.E.; Blanck, H.M.; Thompson, O.M.; Colon-Ramos, U.; Shaikh, A.R.; McNutt, S.; Nebeling, L.C. Evaluation of three short dietary instruments to assess fruit and vegetable intake: The National Cancer Institute’s food attitudes and behaviors survey. J. Acad. Nutr. Diet. 2012112, 1570–1577. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  28. Australian Government. Department of Health and Aging. Nutrient Reference Values for Australia and New Zealand Including Recommended Dietary Intakes; National Health and Medical Research Council: Canberra, Australia, 2006.
  29. Rayman, M.P. Food-chain selenium and human health: Emphasis on intake. Br. J. Nutr. 2008100, 254–268. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  30. Ross, A.C.; Caballero, B.; Cousins, R.J.; Tucker, K.L.; Ziegler, T.R. Modern Nutrition in Health and Disease, 11th ed.; Lippincott Williams & Wilkins: Philadelphia, PA, USA, 2012. [Google Scholar]
  31. Mariath, A.B.; Bergamaschi, D.P.; Rondo, P.H.; Tanaka, A.C.; Hinnig Pde, F.; Abbade, J.F.; Diniz, S.G. The possible role of selenium status in adverse pregnancy outcomes. Br. J. Nutr. 2011105, 1418–1428. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  32. Hotz, C. Dietary indicators for assessing the adequacy of population zinc intakes. Food Nutr. Bull. 200728, S430–S453. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  33. Trumbo, P.; Yates, A.A.; Schlicker, S.; Poos, M. Dietary reference intakes: Vitamin A, vitamin K, arsenic, boron, chromium, copper, iodine, iron, manganese, molybdenum, nickel, silicon, vanadium, and zinc. J. Am. Diet. Assoc. 2001101, 294–301. [Google Scholar] [CrossRef]
  34. Blumfield, M.L.; Hure, A.J.; Macdonald-Wicks, L.; Smith, R.; Collins, C.E. A systematic review and meta-analysis of micronutrient intakes during pregnancy in developed countries. Nutr. Rev. 201371, 118–132. [Google Scholar] [CrossRef]
  35. Ebisch, I.M.; Thomas, C.M.; Peters, W.H.; Braat, D.D.; Steegers-Theunissen, R.P. The importance of folate, zinc and antioxidants in the pathogenesis and prevention of subfertility. Hum. Reprod. Update 200713, 163–174. [Google Scholar] [CrossRef]
  36. Keen, C.L.; Hanna, L.A.; Lanoue, L.; Uriu-Adams, J.Y.; Rucker, R.B.; Clegg, M.S. Developmental consequences of trace mineral deficiencies in rodents: Acute and long-term effects. J. Nutr. 2003133, 1477S–1480S. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  37. Jukic, A.M.; McConnaughey, D.R.; Weinberg, C.R.; Wilcox, A.J.; Baird, D.D. Long-term Recall of Time to Pregnancy. Epidemiology 201627, 705–711. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  38. McAlpine, J.M.; McKeating, D.R.; Vincze, L.; Vanderlelie, J.J.; Perkins, A.V. Micronutrition status of pregnant women in South-East Queensland and their association with outcomes. Nutri. Metab. Insights2019, in press. [Google Scholar]
  39. Olsen, J.; Bolumar, F.; Boldsen, J.; Bisanti, L. Does moderate alcohol intake reduce fecundability? A European multicenter study on infertility and subfecundity. European Study Group on Infertility and Subfecundity. Alcohol Clin. Exp. Res. 199721, 206–212. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  40. Hassan, M.A.; Killick, S.R. Negative lifestyle is associated with a significant reduction in fecundity. Fertil. Steril. 200481, 384–392. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]

Будьте здоровы!

 

ССЫЛКИ К РАЗДЕЛУ О ПРЕПАРАТАХ ПРОБИОТИКАХ

  1. ПРОБИОТИКИ
  2. ДОМАШНИЕ ЗАКВАСКИ
  3. БИФИКАРДИО
  4. КОНЦЕНТРАТ БИФИДОБАКТЕРИЙ ЖИДКИЙ
  5. ПРОПИОНИКС
  6. ЙОДПРОПИОНИКС
  7. СЕЛЕНПРОПИОНИКС
  8. БИФИДОБАКТЕРИИ
  9. ПРОПИОНОВОКИСЛЫЕ БАКТЕРИИ
  10. ПРОБИОТИКИ И ПРЕБИОТИКИ
  11. СИНБИОТИКИ
  12. АНТИОКСИДАНТНЫЕ СВОЙСТВА
  13. АНТИОКСИДАНТНЫЕ ФЕРМЕНТЫ
  14. АНТИМУТАГЕННАЯ АКТИВНОСТЬ
  15. МИКРОФЛОРА КИШЕЧНОГО ТРАКТА
  16. МИКРОФЛОРА И ФУНКЦИИ МОЗГА
  17. ПРОБИОТИКИ И ХОЛЕСТЕРИН
  18. ПРОБИОТИКИ ПРОТИВ ОЖИРЕНИЯ
  19. МИКРОФЛОРА И САХАРНЫЙ ДИАБЕТ
  20. ПРОБИОТИКИ и ИММУНИТЕТ
  21. ПРОБИОТИКИ и ГРУДНЫЕ ДЕТИ
  22. ДИСБАКТЕРИОЗ
  23. МИКРОЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ
  24. ПРОБИОТИКИ С ПНЖК
  25. ВИТАМИННЫЙ СИНТЕЗ
  26. АМИНОКИСЛОТНЫЙ СИНТЕЗ
  27. АНТИМИКРОБНЫЕ СВОЙСТВА
  28. СИНТЕЗ ЛЕТУЧИХ ЖИРНЫХ КИСЛОТ
  29. СИНТЕЗ БАКТЕРИОЦИНОВ
  30. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПИТАНИЕ
  31. АЛИМЕНТАРНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
  32. ПРОБИОТИКИ ДЛЯ СПОРТСМЕНОВ
  33. ПРОИЗВОДСТВО ПРОБИОТИКОВ
  34. ЗАКВАСКИ ДЛЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  35. НОВОСТИ